The Prime Russian Magazine

Ю. К.

Что такое молодость сегодня, как меняются ее границы?

А. В.

Границы условной молодости действительно сместились. По моим наблюдениям, молодость стала едва ли не вечной, ведь после выхода из детства человек до конца жизни осознает себя примерно одинаково — внутри себя он свой возраст никак не ощущает. Хотя в советской психологии существовала концепция возрастной периодизации Эльконина. Она основывалась на том, что по ведущей деятельности определялась стадия психического развития человека.

Ю. К.

Но ведь сейчас по ведущей деятельности проводить периодизацию стало сложнее. Например, модный блогер Тави Гевинсон в 17 лет сделала карьеру, о которой некоторые и в 30 не помышляют. По Эльконину, в этом возрасте — он определяет его как юность — еще учатся, так ведь?

А. В.

Именно поэтому мне кажется, что нет как таковых юности, молодости, взрослости и т. д. Проходит детство — и начинается возраст, разбивать который на этапы не имеет смысла, он длится до самой старости.

Ю. К.

Сейчас чаще говорят о подростковых кризисах, о том, как тяжело взрослеть?

А. В.

Раньше не было никакого подросткового кризиса, его создало новое время; раньше все очень быстро взрослели и было как-то не до того. Когда период детства превратился в социально сконструированную категорию, подростковый кризис перехода от детства к чему-то, что уже детством не называется, возник. Подростковый кризис имеет много аспектов — и физиологических в частности, а вот дальнейший переход от юности к взрослости мне представляется некоей мифической категорией. Никакого физиологического коррелята он не имеет, это только образ жизни, который либо меняется, либо не меняется, а образ жизни создается социокультурными процессами. Были времена, когда ребенок взрослел в семь лет и дальше его образ жизни не менялся — за исключением того, что в какой-то момент он становился способен к деторождению, а в остальном он как жил, так и жил. Сейчас образ жизни, на мой взгляд, тоже не очень меняется, но по прямо противоположной причине — потому что нет взрослости.

Ю. К.

Почему не наступает взрослость?

А. В.

Потому что она перестала существовать как социально сконструированная категория. Появились так называемые кидалты — уже не дети, но и не вполне взрослые, которые продолжают вести тот же образ жизни, что и в 20 лет, примерно до наступления старости.

Ю. К.

Почему же так остро переживают потерю молодости, если она фактически не заканчивается?

А. В.

Переживают не потерю молодости, а наступление социально не одобряемого старения. Если убрать видимые признаки старения, которые общество видеть никак не хочет, то и никаких переживаний у человека не возникнет. Над этой проблемой трудятся врачи и косметологи. Никакой же резкой смены образа жизни у людей в 30 лет не происходит. Точнее, у некоторых это действительно случается, но явление это вовсе не повсеместное. Люди, исповедующие философию чайлдфри, вообще не меняют образ жизни до старости — они не рожают детей по убеждению и живут в 50 так же, как в 30. Что же касается потери сексуальной привлекательности, то это во многом надуманная проблема: если ориентироваться на свою возрастную группу, то ничего подобного большинство людей не ощущают. Например, возраст создания серьезных отношений сейчас передвинулся вперед — с 20 на 30, иногда даже на 40 лет. Что же касается секса, то люди перестают им заниматься по совершенно разным причинам, и происходить это может в любом возрасте — например, у молодых родителей вся эротичность, вся телесность может концентрироваться вокруг ребенка. Так что с уходом молодости эта проблема также напрямую не связана.

Ю. К.

Американский клинический психолог Мег Джей, которая читает лекции о том, как пережить третий десяток, считает, что многие проводят это время совершенно бездарно, тогда как именно в этот период нужно предъявлять к себе повышенные требования: избегать молодежных тусовок, повышать свой личностный капитал, а главное — осознанно выбирать человека, с которым проведешь оставшуюся жизнь.

А. В.

Сейчас действительно наблюдается такая тенденция — люди заводят серьезные отношения на пороге утраты фертильности.

Ю. К.

И это правильно?

А. В.

Не всегда человек делает это по своей воле, сообразуясь с каким-то одному ему известным планом. Это во многом культурный процесс. Есть страны — азиатские, африканские, — где все это действительно происходит очень рано: рано женятся, рано заводят детей. И не потому, что имеют просветленное сознание и понимают, что нельзя упускать время; просто общество им это диктует. К тому же они понимают, что могут рано умереть, и должны успеть вырастить детей. В обществах, где живут дольше и где можно производить детей в том числе и при помощи ЭКО и суррогатного материнства, людям спешить некуда, нет в спешке совершенно никакого смысла. Давайте еще вспомним, как в семь лет человека сажали на коня, в 13 он женился, а в 30 умирал. Это не вопрос индивидуального сознания, это вопрос того, как устроено общество, — человек не всегда волен выбирать.

Ю. К.

Отчего происходит кризис среднего возраста? Та же Мег Джей считает, что он сейчас переживается намного тяжелее, чем раньше.

А. В.

Я в своей работе не выделяю никакого кризиса среднего возраста, который связывают с пресловутым уходом молодости. Есть какие-то идеи, которые полезны для терапевтического процесса, а есть те, которые не полезны, — я не берусь утверждать, какие из них истинные, а какие ложные. Идея о том, что у тебя кризис среднего возраста, — бесполезная, по крайней мере для семейного психолога.

Ю. К.

Бывает ли, что человек отказывается принимать свой возраст?

А. В.

У меня на приеме сидит вся семья, они ко мне с этим приходят в том случае, если один хочет жить как подросток, а второй его в этом желании не поддерживает. В таком случае им необходимо договариваться между собой.

Ю. К.

В этой ситуации можно сказать, что одним из супругов молодость (или ее уход, что, в сущности, одно и то же) переживается как проблема — своя или чужая?

А. В.

Я бы все равно не рассматривала эту ситуацию в терминах молодости и зрелости. Можно найти аргументы в пользу варианта жизни, предлагаемого каждым из супругов, — это расширит возможности семьи.
    Когда люди переживают как проблему так называемый уход молодости, надо понять, что у каждого стоит за этим рассказом. Я перестал быть молодым — это что?

Ю. К.

В частности, потеря привлекательности.

А. В.

А как бы они поняли, что их привлекательность не потеряна? Не очень ясны критерии. У них было бы больше любовников? Но это чушь. Человек, который любит секс, не боится его предлагать и строить общение вокруг него, может таким оставаться и в 60, и в 70 лет — и у него будут сексуальные партнеры. Сексуальное влечение в большей степени зависит не от возраста, а от общего уровня энергетики. Что же до потери чисто внешней привлекательности, то и она далеко не всегда зависит от возраста — она может наступить из-за того, что человек станет, например, толстым.

Ю. К.

Существуют ли какие-то специфические неврозы у молодых?

А. В.

Состояние психики не зависит от молодости как таковой. Я могу себе представить, как человек с идеологией игры, творчества, свободы от обязательств — всего того, что связывают с молодостью, — попадает в сообщество, где от него требуется нечто противоположное и его все начинают осуждать. Тогда у него действительно может развиться депрессия. Но это опять же не его личная проблема — это проблема его взаимодействия с какими-то другими людьми. А в принципе, если рассматривать молодость как образ жизни, в котором главное место занимают игра, творчество, легкая смена стереотипов, то это очень ресурсная вещь — она дает гибкость. Психотерапевтический потенциал в молодости гораздо выше, чем в условной зрелости. Зрелость — это ригидность, а там, где ригидность, меньше возможности для изменений, а значит, и больше проблем. В молодости — я опять же рассматриваю ее не с точки зрения возраста, а с точки зрения образа жизни — больше ресурсов, потому что человек, который считает себя молодым, видит длинную перспективу. Условно говоря, молодой человек видит достаточное количество возможностей, а не узкую тропинку, по которой он должен пройти. Игра, без которой немыслима молодость, — это колоссальное завоевание человеческой цивилизации. В ней очень много терапии.

Ю. К.

Почему?

А. В.

Игра — это осознание второй, третьей реальности, это способ взаимодействия между людьми и одновременно взгляд на жизнь. Homo ludens, человек играющий, как называл его Йохан Хейзинга, живет легче, потому что его психическое пространство состоит из разных полей. Он может уйти в игровую реальность и там отдохнуть.

Ю. К.

Значит, молодость заканчивается, когда человек перестает играть?

А. В.

Нами это опять же не осознается в терминах молодости/зрелости, мы осознаем это состояние как депрессию. В любом возрасте можно понимать, что возможности у тебя есть и перспектива по-прежнему длинная.

Ю. К.

Когда начинают возникать депрессии?

А. В.

У депрессии нет никакого специального возраста, она бывает и у детей. Это вообще-то сложный вопрос: то ли депрессия помолодела, то ли диагностические инструменты стали такими, что они позволяют ее увидеть в раннем возрасте. Конечно, это клиническое заболевание. Бывает депрессия с витальными компонентами, когда существует угроза жизни, в этом случае нужно обязательно обратиться ко врачу, хотя ее может определить и клинический психолог.

Ю. К.

Как сейчас лечат депрессию?

А. В.

Появилось множество изысканных антидепрессантов, теперь они узконаправленного действия.

Ю. К.

Как в них разобраться?

А. В.

Надо идти к психиатру. Способы описания депрессии стали очень богатыми — это такой плотный текст, и, соответственно, там могут быть разные варианты: депрессия с тревожным компонентом, просто потеря энергии — чистая печаль, истерическая, ипохондрическая и т. д. Раньше часто прописывали амитриптилин — это антидепрессант старого поколения, который сейчас практически не используется, разве что в отдельных бюджетных больницах. Появились новые лекарства, для каждого вида депрессии свои. В депрессии есть масса нюансов: есть депрессия, возникающая как бы без причины, но есть и очень понятная — из-за психотравмирующих обстоятельств, например утраты близкого человека. И такого рода расстройствам подвержены все возрасты. Даже у младенцев, если у них есть так называемая материнская депривация, диагностируется анаклитическая депрессия, от которой они даже могут умереть. Лечат депрессию также практически с любого возраста, хотя младенец, который умирает от тоски по прикосновению, быстрее вылечится, если кто-то будет его таскать на руках.

comments powered by Disqus