The Prime Russian Magazine

Р.

Музыка сейчас даже не покупается, а скачивается. Не безумие ли выходить при таких условиях на рынок?

О. К.

Это и было безумием в 2004 году, когда мы, небольшой петербургский лейбл, начали привозить виниловые диски в Россию. Все было просто – мы покупали лицензии на хорошую рок- и поп-классику, печатали ее на заводе в Чехии, распространяли в Европе и Америке; можно было припеваючи жить так и дальше, и ни о чем не думать. Тех самых аудиофилов в странах Запада было куда больше, хотя бы в процентном отношении, чем у нас. В том же Питере существовало от силы пять магазинов, которым можно было отдать эти диски на продажу. Но именно это время стало переломным. Компакт-диск стал отходить в прошлое – именно потому, что музыку стали скачивать, а не покупать. С mp3 винилу, конечно, не тягаться. Но вот компакт-диск из носителя превратился в музыкальный сувенир, и на сувенирном поле стал отчаянно проигрывать предшественнику. Представьте – скачали вы новую запись в виде файла, послушали, и захотели эту музыку подарить, преподнести. И у вас выбор – легко покрывающаяся трещинами пластмассовая коробочка с кругляшом внутри или красивая большая пластинка в красочно оформленном конверте? Прибавьте к этому очевидную разницу в звуке – музыка с пластинки звучит гораздо глубже и теплее.

Р.

Откуда у такого бизнеса перспективы в России?

О. К.

Россия в этом смысле мало отличается от любой европейской страны: ни там, ни тут нет десятков миллионов покупателей, зато и там, и тут есть тренд – люди снова стали покупать пластинки. Еще пару лет назад мы не могли представить себе, что наши диски будут продаваться в крупных розничных сетях; сейчас это никого не удивляет. Большие музыкальные магазины снова стали торговать проигрывателями – мы регулярно общаемся с их представителями, которые с удивлением констатируют, что среди покупателей винила и проигрывателей все больше молодежи. А люди постарше, в свою очередь, расконсервируют свои старые, советского производства, проигрыватели – они были сделаны на совесть, да и ломаться там нечему: в крайнем случае, купил новую иглу – и порядок. Так что, материальная база никуда не делась. Во-вторых, мы намерены зарабатывать, собственно, производством, и тут тоже есть очень интересные перспективы. Все представители рекорд-бизнеса в России, с которыми мне доводится общаться, говорят, что заключают с музыкантами договоры на два вида носителей: mp3 digital и виниловые диски. Мы, в свою очередь, готовы эти самые диски напечатать – как типография печатает журналы. Вы знаете, что знаменитая фирма «Мелодия» собирается оцифровать, а затем переиздать на виниле огромное количество музыки, хранящейся исключительно на катушках-бобинах, аналоговых лентах? Печатать эти диски будем мы.

Р.

В Чехии?

О. К.

Нет, в России. Мы в ближайшее время открываем здесь собственное производство.

Р.

В Европе не дешевле?

О. К.

Всю чешскую дешевизну съест таможня. Мы хотим, чтобы в розницу пластинка стоила ни в коем случае не дороже 500 рублей – а для этого надо печатать пластинки здесь.

Р.

А есть какая-то разница между российским и европейским покупателем?

О. К.

Существенной разницы нет – есть частности. Среди наших клиентов выделяются две активных категории: во-первых, это люди за сорок, которые покупают и переслушивают те пластинки, которые они «запилили» или на которые им когда-то не хватило денег. Во-вторых, молодежь. Знаете вы или нет, но именно нынешние тинейджеры интересуются всем подряд: новый век в плане музыки еще себя не заявил, и они догоняются классикой предыдущих десятилетий. Мы предлагаем им переиздания The Cure, Velvet Undergound, My Bloody Valentine, Cat Power – и уверены, что они окупятся. У тех, кто постарше, есть круг любимых групп, которые пользуются ни от чего не зависящим спросом. Например, всенародно любимые русские народные группы – Led Zeppelin, Uriah Heep или четырехдисковый концертный альбом Fleetwood Mac.

Р.

А Западу что Вы предлагаете?

О. К.

Наша миссия в том, чтобы познакомить Европу с актуальной или просто хорошей русской музыкой. Правда, что это может быть – новый инди-рок, фолк или world music – мы еще не определили. Но уж точно, упаси Бог, не «матрешки».

comments powered by Disqus