The Prime Russian Magazine

Ю. К.

Чем занимается ваша группа?

С. Н.

Москультпрог – это компания друзей и единомышленников, объединенных интересом к городскому пространству. То, что мы делаем, можно в какой-то степени назвать хэппенингом, в какой-то степени – экскурсиями, лекциями на открытом воздухе. Сам я называю это небольшими городскими праздниками, потому что собирается на них от нескольких сотен до нескольких тысяч человек. Мы путешествуем по городу, рассматривая его с совершенно разных точек зрения. Самое интересное, что мы придумали за 13 лет существования, – это проект Велоночь (по английски velonight, по-итальянски velonotte – это слово пока не придумано только на санскрите).

Ю. К.

С чего все начиналось?

С. Н.

Наша первая пешая прогулка по Москве была посвящена Обводному каналу, это был 1997 год. Тогда на меня сильнейшее впечатление произвел пейзаж – он меня поразил тем, что абсолютно не совпадал с моим образом Москвы. И впоследствии это стало нашей визитной карточкой – участники акций всегда говорят, что нам удается изменить их представления о городе.

Ю. К.

Почему так происходит?

С. Н.

Любой город – это, прежде всего, пространство спешки. А пространство Москультпрога – это пространство спокойного, даже отстраненного взгляда ранним утром выходного дня на тот город, которого ты, как правило, не видишь. Мы проводили акции на московских окраинах – в Марьине, Измайлове, Тушине и в Беляеве, экскурсию по которому проводил Дмитрий Александрович Пригов. Эти скучные, на первый взгляд, места хранят удивительные истории. Как стоянки в горах – ты бредешь по снегу, смеркается, вокруг ни души, и вдруг ты видишь маленький домик, который кажется необитаемым. Заходишь, разжигаешь печку, находишь заботливо оставленную предыдущими путниками плитку шоколада, и этот дом оказывается самым уютным и чудесным местом на свете.

Ю. К.

Вернемся к вашим велоночам.

С. Н.

Этот формат родился в 2007 году. Мы не только пересели на велосипеды, но и выбрали ночь как время действия. Главные проблемы, с которыми мы сталкиваемся, преимущественно связаны с логистикой: перекрыть улицы, включить освещение, фонтаны. В Риме год назад мы собирались начать на Чирко Массимо, но информация случайно попала в итальянскую прессу, поэтому пришлось искать другое место, чтобы избежать столпотворения. Первая Велоночь, в которой приняли участие около ста человек, называлась «От Курского до Плющева» и проходила между Волгоградским проспектом и шоссе Энтузиастов. Там есть совершенно феноменальные места: например, станция Московской окружной железной дороги Андроновка, построенная в начале ХХ века в стиле модерн. Рядом с ней стоит модерновая водонапорная башня, а с тех времен, когда окружная дорога была пассажирской, на беленом здании станции, похожем на домик станционного смотрителя, сохранилась надпись «Андроновка». И рядом – несколько высоких южных тополей. Мы туда подъехали в три часа ночи, когда начинало светать, и, увидев это все, погрузились в какое-то романически-мечтательное состояние. Так и родилась Велоночь – только теперь число участников несколько выросло. Примечательно, кстати, что после последней Московской Велоночи, в которой приняли участие больше двух тысяч человек, меня спрашивали, где я нашел таких хороших милиционеров (в отличие от Рима, где у нас было шесть машин, в Москве нас сопровождал весь батальон ГИБДД Восточного округа). Видимо, атмосфера мероприятия на всех умиротворяюще действует.

Ю. К.

А что конкретно там происходит?

С. Н.

Велоночи – акции образовательные. Они дают возможность услышать лучших экcпертов. Среднее количество остановок – десять, и во время каждой выступает лектор с докладом, как на научной конференции. Это могут быть архитекторы, искусствоведы, историки.

Ю. К.

Архитектура для вас, похоже, самая важная городская характеристика?

С. Н.

Мы начинали в 90-е в Москве. И интерес к каким-то небольшим ансамблям конструктивизма (сейчас их осталось значительно меньше), которые тогда торчали буквально тут и там – в Свиблове, в Перове, – был действительно очень велик. Это такие странные мутанты – жалкой этажности, плохо построенные, в которых есть, тем не менее, какая-то героическая энергия 20-х. Потом мы стали расширяться, и кроме архитекторов у нас стали выступать все самые яркие исследователи города. Например, в Питере мы делали прогулку по проходным дворам Васильевского острова с Александрой Пиир – специалистом по дворовой культуре послевоенного Петербурга, там была жуткая преступность. В Новгороде, где мощнейшая школа археологии, мы делали небольшой фестиваль, где участвовали академики Янин и Зализняк, а также профессор Гиппиус. Янин рассказывал об археологических находках, Зализняк – о берестяных грамотах, а Алексей Алексеевич Гиппиус придумал невероятную историю – совершить прогулку по району древнего Новгорода, который еще не раскопан, но примерно известно – по церквям, которые остались, – где он находился.

Ю. К.

Расскажи о ваших последних проектах.

С. Н.

В этом году с 18 на 19 июня мы в пятый раз проедем по Москве, а осенью – впервые по Нью-Йорку. Пятая Московская Велоночь пройдет по «царской дороге» – Ленинградскому шоссе. Она будет посвящена не только истории и культуре, но и космонавтике и спорту. Нью-Йоркская Велоночь состоится 5 октября, она открывает месяц дизайна и архитектуры Arctober. Осень – идеальное время смотреть Нью-Йорк. Кроме того, у нас есть приглашения в Париж, Лондон, Брюгге и Гонконг. Но мы не хотим торопиться – трех-четырех велоночей в год вполне достаточно.

comments powered by Disqus