The Prime Russian Magazine

Е. К.

Ваша книга – результат «полевого исследования», и его интерпретация может быть весьма предвзятой. Вам кажется, что книга была бы интересна в других странах, кроме Америки? Вы не предполагаете, что французская модель воспитания не так уж уникальна и нова — и считается чем-то обыденным в других странах?

П. Д.

Название книги в Америке — «Американская мать постигает мудрости французского воспитания». Так что да, книга сугубо о том, как я, типичная американка, справлялась с воспитанием детей в иностранной культуре. К тому же я журналист — писала для большинства американских газет и работала в The Wall Street Journal много лет. Надеюсь, что моя книга отвечает высоким стандартам американской журналистики. Я взяла десятки интервью с родителями, учителями и психологами, также опиралась на результаты различных социологических исследований. Но все же моя книга не научная работа, а журналистские мемуары, основанные на моем личном опыте. Я старалась написать книгу о воспитании, которая читалась бы как роман. У нее есть завязка, кульминация и развязка. Надеюсь, что она получилась смешной. Я очень старалась совместить в ней несколько жанров и сделать ее читабельной. Но в любом случае книга получилась весьма личной.

Е. К.

Некоторые книжные критики отметили, что основы французского воспитания обусловлены социальными услугами: государство предоставляет бесплатные ясли, подготовительные школы, субсидирует детские сады, медицинскую страховку. Родителям также не приходится копить на обучение ребенка в университете. В целом социальная среда более расслабленная и почти отсутствует атмосфера конкуренции. Другими словами, в отличие от Америки, французское общество менее капиталистическое. Какое ваше мнение?

П. Д.

Я согласна, что субсидируемые детские сады, бесплатная подготовительная школа и медицинская страховка облегчают жизнь французским родителям. Но я думаю, что французских родителей также выделяет умение сохранять спокойствие и избегать стресса.

Е. К.

Принцип laissez-faire полностью доминирует в американской экономике и в некотором отношении определяет манеру воспитания детей. Как вы пишете в вашей книге, американцы, будучи одержимы своими детьми, не имеют ни малейшего представления, как ограничивать их и прививать такие качества, как терпение, которое французы, например, считают крайне важным. Такое попустительское отношение и предоставление полнейшего карт-бланша детям вкупе с верой в то, что терпеливый и послушный ребенок это лишь вопрос удачи, отражает определенные, глубоко укоренившиеся убеждения в обществе в целом. Как вы думаете?

П. Д.

Я бы так не сказала. Подход американского среднего класса к воспитанию детей, что я описала в книге, превалирует лишь последние 20-30 лет. Американцы, воспитывавшие детей в 1960-х и 70-х, говорят мне, что их подход в общем и целом был очень похож на тот, что во Франции сегодня. Ни одна культура воспитания не может быть статична. Культура воспитания во Франции тоже пережила сильные изменения с 1960-х.

Е. К.

За исключением применения строгости и некоторых ограничений, французы предоставляют своим детям много свободы. Дети должны есть строго по часам, быть вежливыми, терпеливыми и не перебивать взрослых, но они также могут играть одни, выбирать то, что они хотят делать, и распоряжаться сами свободным временем. К ним относятся как к личностям, говорят как со взрослыми, то есть они учатся независимости с раннего детства. Как вы объясните такой парадокс?

П. Д.

Идеал французского воспитания — это строгость в нескольких основных вещах и предоставление полнейшей свободы во всем остальном. Такое сочетание делает французов более справедливыми родителями, и дети в итоге их действительно слушаются.

Е. К.

Интересно, что американский подход превозносится в различных книгах по детской психологии и, как почти все американское, пользуется авторитетом у родителей во многих странах. Как вы думаете, ваша книга сильно подорвет доверие к американской модели воспитания?

П. Д.

Мне кажется, что еще до выхода моей книги американские родители уже начали сомневаться в своей технике воспитания и осознавать, как пагубно она влияет на их жизнь и самих детей. Они стали искать какую-нибудь альтернативу, как и я. Именно этот поиск привел к написанию моей книги. Но книга — это просто небольшая часть культурного диалога, имеющего место в обществе. Я думаю, пример французов столь убедителен, потому что это не просто теория — это портрет общества, в котором эти вполне банальные идеи имеют практическое ежедневное применение.

comments powered by Disqus