The Prime Russian Magazine

Big_dossie31-13-2

Бен Голдакр
Обман в науке

Разоблачительная (по сути, это расследование преступления, которое происходит здесь и сейчас) книга научного колумниста The Guardian посвящена статусу науки в современном обществе. Мы живем в мире, где мнение толпы формируют шарлатаны, а глупые и некомпетентные журналисты транслируют их мракобесие. Знаете, почему газеты пестрят идиотскими новостями, начинающимися с фразы «Британские ученые выяснили»? Вовсе не потому, что эти ученые сами профанируют науку или же что они заведомые кретины. Фармацевтический бизнес и косметические компании спонсируют разного рода «опросы» и «исследования», косвенным образом подтверждающие их нелепости, то есть, по сути, исподтишка впрыскивают в общество яд невежества. Газеты в погоне за читательским интересом тиражируют чушь и, что хуже, отказываются публиковать по‑настоящему ценные научные данные. Голдакр исследует и «культурное воздействие этого абсурда» — «медикализацию» повседневной жизни, подрыв здравого смысла: миллионы людей одержимы диетами, пищевыми добавками, детоксом и гомеопатией — притом что настоящие прививки от реальных болезней они, видите ли, опасаются делать. Базовая гипотеза автора состоит в том, что у всего этого торжества глупости есть конкретная причина. Люди, пишущие в газетах и журналах, имеют гуманитарное образование — и ничего не понимают в науке. Именно они, возможно, пытаясь компенсировать таким образом то, что для их понимания недоступны важнейшие достижения западной мысли за последние 200 лет, ведут наступление на науку. То, как они выбирают темы и как их преподносят, это не наука, а пародия на нее. Науку они изображают как набор непреложных и непонятных истин, вложенных в уста странных, оторванных от реальности, деспотичных ученых. «Создав эту пародию, журналисты начинают ее критиковать, как будто бы они действительно критикуют». Словом, дела плохи, очень плохи; фундаментальные ошибки, приводящие к тяжелым последствиям, накапливаются; глупость бывает не только смешной, но и губительной. ―(Ред.)

Big_dossie31-13-3

Ален Сокал, Жан Брикмон
Интеллектуальные уловки. Критика современной философии постмодерна

Русский перевод этой книги 1997 года появился в 2002‑м. Доподлинно неизвестно, читал ли ее Виктор Пелевин, однако в его выпущенной год спустя повести «Македонская критика французской мысли» содержится весьма созвучное соображение насчет того, что французские философы представляют собой «подобие международной банды цыган-конокрадов, которые при любой возможности с гиканьем угоняют в темноту последние остатки простоты и здравого смысла». Ален Сокал и Жан Брикмон, будучи профессорами математики и физики соответственно, предприняли в высшей степени остроумную деконструкцию сочинений всех звезд галльского постмодерна — от Жака Лакана до Жана Бодрияйра (ему, впрочем, досталось менее прочих). Суть претензий сводится к следующему: адепты парадоксов и симулякров свободно жонглируют научными терминами, имея о них более чем смутное представление, демонстрируют ложную эрудированность, играют словами, не имеющими никакого смысла, и чуть что (как Юлия Кристева) сообщают, что их теория — не более чем метафора. Ловя их на слове, Сокал и Брикмон при этом не занудствуют и не впадают в шукшинский грех «срезания» — их разбор полетов проще всего описать карлсоновскими терминами «курощать» и «низводить». Русское издание снабжено предисловием Сергея Капицы, который и сам, будучи на первых порах своеобразным вдохновителем PRM, своими замечаниями неоднократно ставил редакторов журнала в позицию французских философов. ―(Ред.)

Big_dossie31-13-4

Юн Эльстер
Объяснение социального поведения

Если считать, что глупость — это отступление от рациональности, то в этом компендиуме норвежского социального и политического философа Юна Эльстера представлены самые разные ее проявления в повседневной жизни. Почему люди на бродвейских шоу стали чаще аплодировать стоя, чем 20 лет назад, хотя качество самих шоу не особенно изменилось? Почему они оставляют чаевые в ресторане, даже если знают, что никогда больше туда не придут? Почему люди голосуют на выборах, понимая, что их голос не повлияет на исход? Ответы на эти и многие другие занимательные вопросы могут дать теории, разрабатывающиеся в социальных науках: теории игр, психологии, нейроэкономике. ―(Инна Кушнарева)

Big_dossie31-13-5

Хосе Марина
Поверженный разум. Теория и практика глупости

Хосе Марина, испанский философ и эссеист, последователь Гуссерля и один из главных испанских феноменологов, написал книгу по теории разума, где в семи главах объяснил, почему интеллект так часто нас подводит, почему мы делаем одни и те же ошибки и почему интеллектуальные люди нередко ведут себя глупо. Марина утверждает, что быть умным и уметь вести себя умно — абсолютно разные вещи, что умственные способности не обязательно означают умное поведение. Одна из важнейших причин деградации интеллекта — это эмоции, часто неосознанно овладевающие разумом; кроме того, это разница в коммуникативных практиках (мужчин и женщин, например) и непонимание данного факта; нехватка воли (прокрастинация или нерешительность) или неправильно выбранная цель. Марина даже решается разделить общества на умные и глупые. Умные — это те, что умело приспосабливаются к окружающей реальности, а глупые — те, что не принимают реальность во внимание и таким образом не соотносят свои действия с ней, что приводит к хаосу. В вечном споре о первостепенности природы или воспитания для развития интеллекта Марина занимает наиболее адекватную нейтральную позицию, говоря о совокупности генетических факторов и культуры, которая акцентирует одни генетически заложенные черты и игнорирует другие. Важнейшим универсальным индикатором интеллекта, по Марине, выступает стремление к счастью. Поверженный же разум не распознает эту цель и в итоге оставляет человека в несчастье — вопреки общепринятой идее о том, что «счастлив тот, кто не ведает». ―(Евгения Ковда)

Big_dossie31-13-6

Гарри Франкфурт
О брехне

Профессор философии Йельского университета Гарри Франкфурт создал своеобразную концепцию того, что на английском именуется bullshit, а на русском аккуратно названо «брехня», так как более подходящие слова признаны нецензурными. Франкфурт выделяет две основные группы людей: «пустозвоны» и «брехуны», которые своими непреднамеренными, спонтанными высказываниями и речами с зачастую отсутствующей логической связью отодвигают от себя и от окружающих реальность, вуалируют ее, совсем не осознавая этого. По Франкфурту получается, что «брехня», пустословие, болтовня и прочие подобные словесные упражнения и есть наша реальность, смыслы которой мы порождаем сами. Ненамеренно созданная повсеместная глупость, как бы ее ни клеймило современное общество, по большому счету — главный залог его существования. ―(Катя Морозова)

Big_dossie31-13-7

Яцек Добровольский
Философия глупости. История того, что иррационально

Наш современник, довольно молодой для мыслителя (1976 г. р.) профессор Вроцлавского университета рассуждает о месте глупости в различных общественных явлениях: религии, политике и даже философских течениях. Значительное место уделено рекламе (здесь глупость культивируется намеренно) и неожиданно мало — спорту. Культуре глупости присущи безусловное следование традиции, строгая упрощенность жанровой классификации произведений (нет повести и драмы — есть вестерн, боевик, романтическая комедия, женская проза, фантастика и т. д.), создание института «мудрецов» и «моральных авторитетов», культ титанического неуязвимого тела. Глупость, по Добровольскому, вездесуща, неизбежна и непобедима. «Никакое знание и никакой опыт не могут предотвратить непредсказуемость человеческой судьбы, поэтому можно рискнуть и с уверенностью сказать, что глупость есть неотъемлемый аспект человеческой натуры». Помимо собственно иррациональности другое имманентное свойство глупости — это ее массовость. «Между рефлексией и массовостью нет общего. Нет места для такого их взаимодействия, которое бы сразу не приводило к дегенерации рефлексии». Нельзя убежать от массовой глупости, не замечать или не учитывать ее, полагает автор, но с глупостью можно играть — и, судя по всему, это единственный приемлемый формат взаимоотношений с нею. ―(Сергей Князев)

Дуглас Рашкофф
Медиавирус. Как поп-культура тайно воздействует на ваше сознание

Американский писатель, медиааналитик и один из провозвестников киберпанка написал эту книгу в 1995 году, и она, конечно, целиком преисполнена духа девяностых — вплоть до появления на страницах таких персонажей, как Алан Мур или Дженезис Пи-Орридж. Рашкофф исходил из убеждения, что человечество как субъект безостановочной экспансии подошло к своему пределу — колонизировать больше нечего и некого, о космосе пора забыть, а единственный простор для деятельности — это медийный эфир, штампующий образы, мемы и идеологемы. Иными словами человек живет в инфосфере (тут можно вспомнить обожаемую всеми киберпанками «Интерзону» Уильяма Берроуза, а также его сентенцию насчет вирусной природы языка). Эффективность медиавируса обусловлена его деланой простотой, он сводит реальность к набору клише, которыми легче манипулировать в целях пиара и рекламы. Одна из идей автора состоит в том, чтобы c помощью новых технологий обратить эту манипуляцию вспять — нужно превратить простоту и глупость поп-культуры в своих союзников и с помощью хватких комиксообразных образов создать дивный новый мир. С 1995 года изменилось (как, впрочем, и сбылось) слишком многое, но Рашкофф (по состоянию на данный момент — враг Facebook) блистательно предугадал ряд вещей: в частности, тот факт, что даже когда ахинея распространяется под многозначительной биркой «мем» и сверх того содержит весьма острую социальную критику, она не перестает быть ахинеей. ―(Ред.)

Барбара Такман
Ода политической глупости: от Трои до Вьетнама

Дважды лауреат Пулитцеровской премии рассуждает о странностях поведения, которые встречались практически у всех политиков от Наполеона до Чан Кайши и в силу своих роковых последствий для человечества вполне подпадают под определение элементарной человеческой же глупости. Так, поражение ацтеков от конкистадоров можно объяснить лишь глупостью их величественного вождя Монтесумы, который вместо военного сопротивления присылал испанцам блюда из золота и серебра, только разжигавшие их алчность, и примирительные письма, только усиливавшие агрессию.
Как пишет Такман, «между проблесками достойного правления зияют черные дыры глупости», причем в них затягивает даже и традиционно считающихся мудрыми руководителей вроде Людовика XIV. Все эти провалы и просадки вполне отвечают ницшеанской концепции глупости как забвения цели. В 1776 году был принят новый закон о постое, согласно которому колониальные власти обязаны были снабжать британские войска, в частности, свечами, солью, уксусом и пивом. В Нью-Йорке это восприняли как форму внутреннего налога — и искомое пиво, будучи в данном случае чистой дистиллированной глупостью, привело к окончательной ссоре метрополии и колонии, и в перспективе к независимости последней. Такман в книге выводит один (не) утешительный, но весьма полезный признак властной глупости: политика почти наверняка безумна, если ее признают таковой не только потомки, но уже и современники. ―(Ред.)

comments powered by Disqus