The Prime Russian Magazine

Big_dossie31-5-2

Карен Армстронг
Иерусалим: один город, три религии

Карен Армстронг — английская писательница, бывшая католическая монахиня и религиовед — в своей книге обратилась к истории города, который иудеи, христиане и мусульмане считают своей святыней, и показала, как эти три различных концепта святости на протяжении тысячелетий формировали уникальный город. Армстронг утверждает, что кровавая история Иерусалима вызвана желанием завладеть городом, которое все время оказывалось сильнее моральных и религиозных принципов справедливости. Именно священный статус Иерусалима и привел к невероятным жестокостям. Согласно Армстронг, общества, которые управляли Иерусалимом, дольше всего отличались толерантностью — и именно терпимость, готовность к сосуществованию и спасут современный Иерусалим. Армстронг критикует использование мифа и религии в целях захвата священной земли — именно так она видит историю Иерусалима. С ее точки зрения, уверенность сионистов в том, что Иерусалим — прежде всего еврейская историческая родина, — тот же миф, не подкрепленный фактами: совсем не ясно, кем именно были люди, жившие в городе тысячелетия назад. Аргументация Армстронг подкреплена скрупулезным знанием истории города и арабо-израильского конфликта в частности. Сионисты, однако, находят ее предвзятой, проарабской, рисующей евреев жестокими агрессорами (Армстронг осмеливается оспаривать израильскую интерпретацию навязанности шестидневной войны 1967 года) и в целом оскорбительной, что говорит скорее об удивительной слепоте и невежественности критиканов и успешности израильской пропаганды, а не о политизированности этой блестящей исторической монографии. ―(Евгения Ковда)

Эудженио Гарин
Идеальный город // Проблемы итальянской истории

Бурное развитие итальянских городов-государств привело в XV – XVI веках к появлению ряда концепций радикального преобразования городского пространства: видный итальянский историк культуры Эудженио Гарин (1909–2008) исследует этот сюжет на примере набросков Леонардо да Винчи и трудов крупнейших представителей философии итальянского гуманизма. Став точкой слияния новых тенденций изобразительного искусства (внимание к человеку и его физической красоте трансформировалось в разговор об идеальном теле города) и философско-политической мысли (совершенство планиметрии подчеркивало безупречность государственного строя, его соответствие законам человеческой — гуманистической — природы), архитектура Возрождения занялась строительством цивилизации нового типа. Главная практическая задача заключалась в этой связи не столько в поиске художественных решений, сколько в объектном воплощении идеи социальной сегрегации: как «по справедливости» и без ущерба для городской экономики отделить ареал обитания простого люда — носителя средневековой ментальности — от полиса «достойных граждан»? Несмотря на универсалистские амбиции, архитекторы Возрождения строили все же не «град небесный», а «град земной» — и потому поиск решения этой проблемы, так и не найденного в пространстве реального города, перевел дискуссию в плоскость чистой философии, став одной из причин появления утопий — идеальных городов и стран, смоделированных на страницах литературных произведений. ―(Александр Юсупов)

Big_dossie31-5-3

Эбенизер Говард
Города будущего

Концепция «Город-сад» была сформулирована британским социологом Эбенизером Говардом еще в конце позапрошлого века. По мнению Говарда, на смену циклопическим негуманным и антисанитарным мегаполисам должны прийти небольшие малоэтажные поселения с количеством жителей не более 32 тыс. человек. Возможно образование ассоциаций подобных пунктов с общей численностью до 250 тыс. Не обладавший богатыми архитектурными и градостроительными знаниями Говард предлагал выстроить город-сад по жесткой геометрической схеме: в центре — зеленая зона, вокруг — жилые дома с приусадебными участками и садиками, внешнее кольцо состоит из предприятий. После выхода книги вокруг Лондона стали возводиться города-сады, но вскоре стало ясно, что идея разукрупнить столицу по Говарду — нежизнеспособная утопия. ―(Сергей Князев)

Big_dossie31-5-4

Джейн Джекобс
Смерть и жизнь больших американских городов

Книга урбанистки Джейн Джекобс, написанная более 50 лет назад, до сих пор не потеряла актуальности. Активистка и незаурядная журналистка, Джекобс доказывает, что урбанизм неотделим от политики и архитектурные решения ведут к серьезным социальным изменениям. Джекобс боролась против модернистов 50‑х годов во главе с Робертом Мозесом (одним из идеологов «городской реновации» Нью-Йорка) против корпоратизации города, сноса трущоб и джентрификации районов. Как гуманист, в этом она и видела смерть городов — в деструкции жизни сообществ, в классовом делении города, в разрушении старых архитектурных сооружений, пешеходного пространства и культуры. Благодаря ее протестам район Гринвич-Виллидж был спасен от амбициозных планов Мозеса: нижнеманхэттенское шоссе, которое должно было проходить прямо через него и привести к сносу целых кварталов, так никогда не было построено.
«Смерть и жизнь…» — пожалуй, наиболее важная и актуальная книга по урбанистике XX века. Она напоминает, что город прежде всего создан для людей, что он не должен подчиняться интересам бизнеса и становиться площадкой для извлечения инвесторами максимальной прибыли. ―(Евгения Ковда)

Ричард Глейзер
Триумф города

Апология современного мегаполиса: по Глейзеру, это идеальное место для жизни, лучшее средство передачи знаний, место, где человек может получить максимальные возможности для выбора, освободиться от социальных конвенций и стать самим собой. Города — высшее достижение цивилизации без всяких «но»: даже общепризнанные минусы мегаполисов — перенаселенность, загрязнение среды, разрастающиеся трущобы — Глейзер умудряется обратить в плюс: так, трущобы свидетельствуют о силе и притягательности города, в котором люди согласны селиться на любых условиях, влияние на среду жителя многоэтажки, который ездит на метро, куда меньше, чем у деревенских с их тракторами и коровами, а развитая городская инфраструктура позволяет свести любой вред к минимуму — так, водопровод с хорошей системой очистки гарантирует долгую и здоровую жизнь куда в большей степени, чем идиллический домик на опушке леса, с колодцем и печкой. В приложении к отечественным реалиям, «Триумф города» — единственная в своем роде книга по урбанистике, которая в равной степени понравилась бы Лужкову и Капкову: Глейзер одновременно играет за команды пешеходов и девелоперов, он выступает за гуманизацию городской среды — и за то, чтобы снести все исторические здания и застроить освободившееся место небоскребами; автор вряд ли знаком с московским опытом, но, судя по его рекомендациям, мы на правильном пути. ―(Юрий Сапрыкин)

Big_dossie31-5-5

Вукан Вучик
Транспорт в городах, удобных для жизни

Вучик — американский профессор-урбанист, сумевший превратить исторические будни общественного транспорта в настоящую эпопею с кочующими в буквальном смысле сюжетами. Как добраться из аэропорта в центр города — примерно к середине книги этот вопрос приобретает все черты ключевой загадки XX века, все эти пассажиропотоки и цены на бензин читаются совершенно как список гомеровских кораблей, а словосочетание «одномодальный город» превращается в приговор сродни маркузианскому одномерному человеку. При этом Вучик соединяет академическую сухость сугубо научного дискурса с незатейливым пафосом журнала Monocle — «чем больше удобств для автомобилей, тем менее привлекателен город для горожан». В сущности, он предлагает еще один способ познания мира — от Гонолулу до Гетеборга — исключительно через призму транспортных узлов и энергетического обеспечения. Русское издание предварено специальной нулевой главой, посвященной московскому транспорту. ―(Ред.)

Big_dossie31-5-6

Зигфрид Гидион
Пространство, время, архитектура

Зигфрид Гидион, швейцарский историк и критик архитектуры, переехал в Америку перед Второй мировой войной, преподавал в Гарварде и в Массачусетском технологическом институте, был первым главным секретарем Международного конгресса современной архитектуры. Написанная в 1941 году книга «Пространство, время, архитектура» стала библией для целого поколения архитекторов. 500‑страничный труд охватывает период развития архитектуры от Ренессанса до наших дней. Гидион особое внимание уделяет индустриализации, развитию технологий и их влиянию на архитектуру и общество в целом. Он анализирует работы Ле Корбюзье, Миса ван дер Роэ и Фрэнка Ллойда Райта. Сторонник модернизма, Гидион прославляет все то, против чего борется Джейн Джекобс: огромные шоссе, многоквартирные застройки, разделение на жилые и коммерческие районы. Гидион смотрит на архитектуру как на нечто вытекающее из исторического хронотопа, как на то, что должно под него подстраиваться. Так, он утверждает, что распространение автомобилей, меняющих функционирование города, должно привести к абсолютно новому архитектурному планированию — упуская из виду человеческий фактор и руководствуясь лишь прагматизмом.
Книга Гидиона, образец технократического подхода к архитектуре, особенно важна для понимания контекста полемики Джекобс, разразившейся два десятилетия спустя. ―(Евгения Ковда)

comments powered by Disqus