The Prime Russian Magazine

Из главных тенденций американской жизни последнего времени назову нормализацию вой­ны, милитаризацию политической риторики, вездесущее телевизионное мелькание военной формы, будничность бессудных и беспилотных убийств. Характерно исчезновение диалога на эти темы из предвыборных и парламентских дебатов и более, чем раньше, заметная глазу зависимость прессы от власти.

В Америке все еще много денег. И потому в университетах самые оснащенные лаборатории, куда едут люди со всего света. И те, кто не остаются в США, а уезжают к себе домой, тем самым становятся проводниками, питомцами, послами американского стиля. Хорошо это или плохо, зависит от академической дисциплины, наверняка во многих отраслях полезно, когда приезжает человек, знающий то, чему не учат у него в стране. Или когда он может рассказать своим студентам то, чего они иначе не узнают никак.

Есть сферы, в которых американские имперские интересы отражаются очень сильно. Если говорить о политологии, то понятно, что в какой-то степени наука здесь связана, пусть не напрямую, с финансированием со стороны государства. И существует в интересах этого государства или элит, дающих на это деньги. И дело не только в том, кто на что дает деньги, а в том, что чем глобальнее империя, тем больше пространство, которым она интересуется.
Если говорить об истории, то мы можем себе представить маленькие страны с националистически мощной мифологией, где преподается и изучается почти исключительно местная история. И эта местная история мало кого интересует за пределами этой страны. Eсть общества, чью историю изучает кто-то со стороны (в основном из бывших метрополий). А есть империи, которые занимаются всем. В Советском Союзе так было, а в США есть сейчас. Любознательность в целом, интерес к разным вещам в разных странах в некотором смысле связан с твоим местом в общем миропорядке. Еще одна важная вещь, за счет которой происходит экспорт идей, языка и прочего, – это то, что о многих вещах в Америке пишут больше и чаще, чем где бы то ни было.

Еще, что мне кажется, свойственно империям: с одной стороны, они по определению являются центром и думают о себе как о центре, а все остальное – периферия… Но одновременно принадлежность к империи делает человека провинциалом, у него, например, нет стимула учить иностранные языки. У людей есть ощущение некоторого самодовольства от своего положения в центре мира, но это же их и ограничивает. В США гораздо меньший процент, чем в России или Германии, читает переводную литературу или смот­рит иностранные фильмы. Чем ты дальше от культурной элиты, тем, естественно, это заметнее. Ну кто в Америке слушает или интересуется неамериканской попсой? Разве что те, у кого такое странное хобби. И это напрямую связано с тем, что ты говоришь на международном лингва-франка как на родном языке. Даже то, что первенство США по бейсболу называется «Всемирной серией», в каком-то смысле отражает ощущение людей о мире, в котором они живут.

Самая важная идеологическая революция последнего времени – это распространение по миру идеологии прав человека. С 70-х годов она превращается в господствующий риторический режим. Сегодня ничего нельзя сделать вне рамок борьбы за права человека или борьбы против тех, кто эти права нарушает. Опять же, не американцы это придумали. Но поскольку американская империя берется (в том числе и силой оружия) распространять эту идеологию, то о правах человека можно говорить и как об американской идее, хотя это не совсем справедливо.

Сам термин «политкорректность» – американский, но явление, в отличие от слова, не может принадлежать только одной стране. Я не уверен, что этого меньше, скажем, в Швеции, чем в Америке. Просто это как с демократией – не американцы ее придумали, но именно они считают себя главными ее миссионерами. Америке принадлежит первенство за счет массы, масштаба и имперской экспансии. А вот идея равных возможностей как раз чисто американская. Это часть истории страны, мифологии, образа жизни. Она присутствует в каждой политической речи, в каждой избирательной кампании, в эссе, которые студенты пишут при поступлении в аспирантуру. В них, правда, еще фигурирует традиционное «преодоление трудностей» и мысль о том, что я (заявитель) – лидер, и если уж чего захотел, то добьюсь обязательно. Это очень важная вещь, на этом строится идеология рыночного общества. И, конечно, в Америке это популярно как нигде.

comments powered by Disqus