The Prime Russian Magazine

Давно ли вы последний раз пользовались проводным телефоном? Фотоаппаратом-мыльницей? Катались на запряженной лошадьми повозке? По мнению журнала The Economist, вскоре к досужим вопросам такого рода добавится еще один: давно ли вы управляли автомобилем? Машины без водителя, или «поды», стремительно входят в нашу жизнь: их уже можно видеть на улицах городка Маунтин-Вью в Калифорнии, где расположена штаб-квартира Google, и в лондонском аэропорту Хитроу, где они доставляют пассажиров от парковок к терминалам. Заинтересованный в машинах без шофера как никто другой (именно шофер — главная статья трат), сервис Uber уже вывел такси без водителя на улицы Питтсбурга.

Доводы в пользу автомобилей без водителей, которые вдобавок ко всему не надо будет покупать, а просто арендовать на одну или несколько поездок, можно перечислять долго. Во-первых, машин на улицах будет гораздо меньше, чем теперь: 30 % от современного числа, по подсчетам Себастьяна Труна из Стэнфордского университета, а то и 10 %, как заключил Дэн Фагнант из Университета Юты. Такое сокращение количества машин эквивалентно удвоению протяженности дорожной сети, подсчитали в Университете Техаса, а значит, не будет пробок, исчезнет необходимость в большом числе парковок в городах. Люди смогут работать дальше от дома: ведь по пути на службу не нужно будет рулить, а можно, наоборот, вздремнуть, а на обратном — выпить пива, тем более что салон у машин нового типа будет как купе в поезде: добрый вечер, не сменить ли нам пешки на рюмашки? А главное — езда станет намного безопаснее, ведь, по подсчетам Всемирной организации здравоохранения, из миллиона с лишним смертей в ДТП, случающихся каждый год, 94 % связаны с человеческим фактором: пьянством за рулем, превышением скорости или невнимательностью. Ученые уже подсчитали, что если бы 90 % автомобилей в Америке были без шофера, то смертность уменьшилась бы как минимум втрое. И все это — не говоря об экономии на ремонтах, страховках и прочей сопутствующей ерунде.

Одним словом, мы входим в дивный новый мир: как писал Артюр Рембо, это прекрасно и это неизбежно. Самый интересный вопрос, который тут возникает: что будет означать переход к машинам без шофера для самоощущения человека? Ведь автомобиль на протяжении всей его истории — от «жука», нарисованного на салфетке Гитлером, до розовых кадиллаков Элвиса, от мерседесов Высоцкого («Не едем — летим!», как говорил хрипатый бард актеру Кокшенову) до путинской «Нивы» — считался символом свободы, отдушиной, мерой стиля и независимости. Культ из личного автомобиля делал не только советский человек, несвободный ex officio, но и американцы, у которых свои четыре колеса стали памятью о временах Дикого Запада и фронтира: вспомним и трагическую историю Джеймса Дина, и шедевры роуд-муви со Стивом Маккуином и Крисом Кристофферсоном, и Джорджа Буша-младшего на траке с бензопилой. В доме-музее Габриэля д’Аннунцио в городе Сало я видел «алтарь риска»: руль от «Испано-Сюизы» писателя и шоферские очки, водруженные на постамент.

В XX веке, в условиях все более помешанного на безопасности и контроле общества, только садясь за руль собственного автомобиля, вы ежедневно и проявляли хайдеггеровское Dasein, то есть сознательно брали на себя ответственность за свое бытие и, соответственно, учитывая опасность автомобиля, небытие, жизнь и смерть. С наступлением эры машин без водителя этот опыт, видимо, будет отодвинут в область экстремального спорта вроде полетов на планере и прыжков с парашютом, куда доступ — только для посвященных и умелых.

Но можно постулировать и по‑другому: а что если культ автомобилей был обманкой технократичного XX века, и геройство обгонов и виражей на самом деле подменяло подлинный Dasein, пробужденность в бытии, так же как руль в плюшевом чехле в москвиче как бы заменял советскому человеку кожаный салон «вольво» или кадиллака? Тогда, наоборот, исчезновение автомашин с водителем прикрывает эту лавочку, где торговали риском, и приглашает все‑таки сосредоточиться на главных вопросах. Интересно, что по этому поводу думает один из главных русских философов современности, большой специалист по Хайдеггеру. Однажды он рассказывал мне, как в молодости у его жены сломался запорожец и, пьяный, не имея прав, он прицепил его за обкомовской «Волгой», наврав шоферу, что умеет водить, и ехал так через всю Москву, крутя руль в разные стороны и по‑мамлеевски похохатывая. Прозревая, сам того не ведая, в точности езду XXI века: искусство философствовать навеселе, двигаясь на прицепе.

comments powered by Disqus