The Prime Russian Magazine

Жуки абсолютно индифферентны по отношению к людям. Человек для жука не представляет никакого интереса, поскольку он не его кормовая база. Нет, например, ни одного жесткокрылого, который бы паразитировал на человеке. С клещами и клопами жуки не имеют ничего общего. Есть, конечно, жуки-могильщики, но им все равно, мертвый человек перед ними или мертвая лиса. Так что жуки мне милы отчасти и тем, что они во мне совершенно не заинтересованы: так сказать, чем меньше женщину мы любим… Здесь я выступаю в роли женщины. И конечно же, они интересны как эстетический объект. Господь не пожалел на них всех своих красок. Они чудесные. Они, если правильно с ними работать, практически не поддаются тлению. Хитиновый внешний скелет позволяет им храниться вечно. Они великолепны: они жужжат, источают ароматы, знают свой шесток. Жуки освоили все стихии: воздух, воду, землю… Их нет только в соленой воде и на голом льду. Считается, что человек — совершенное творение, венец мироздания. Но если взглянуть на жуков, то их успех куда как удивительнее.

    Поразительное многообразие видов. Освоение пространства. Успешная стратегия выживания, которая связана как с гигантским количеством потомства, так и с устойчивостью к капризам среды обитания. Жуки, будучи холоднокровными, способны благополучно переносить отрицательные температуры. В отличие от людей они могут замерзнуть, а потом ожить. Гемолимфа — кровь жуков — содержит большое количество глицерина и поэтому не кристаллизуется и не разрывает ни сосуды, ни клеточные оболочки, когда замерзает, она просто становится густой, как гель. Жуки проблему, над которой бьется так называемая криомедицина, пытающаяся освоить криобальзамирование, для себя решили. Если из экологической цепочки исключить человека, природа-мать только обрадуется. Если из этой цепочки исключить жуков — биосферу ожидает катастрофа. Эти малютки так увязаны с процессами утилизации биомассы, почвообразования, опыления растений и т. д., что без них весь механизм жизни на планете охватит паралич.

    Многим голливудским деятелям я бы за жуков руки-ноги выдернул. В фильме «Люди в черном» планету атакует таракан, но почему‑то называют его жуком. У Пола Верховена в «Космическом десанте» то цивилизация арахнидов, то это жуки. Там все перепутано: там и паукообразные, и жуки, мечущие какие‑то плазменные бомбы в космическое пространство… На самом деле арахниды от жуков отстоят, наверное, дальше, чем динозавры от людей. И те и другие — членистоногие, но разошлись они от единого эволюционного древа очень давно. Впрочем, и в нашей традиции к жукам относятся предвзято. Скажем, «жучилой», «жуком» именуют пройдоху. Я могу это объяснить только печальным недостатком просвещения.
    Когда сегодня «колорадами» называют тех, кто носит георгиевскую ленточку, — это тоже от невежества. Ведь колорадский жук «по месту прописки» — американец. Нас как бы толкают: идите, дескать, в свое Колорадо.
    Способ существования жуков не имеет роевого характера: они лишены социальности и не склонны к коллективному труду. Они индивидуалисты. Хотя какие‑то общие коллективные инстинкты у них, безусловно, присутствуют. Массовый лет в брачный период и т. д. Но что мы вообще знаем об инстинктах?! И в чем разница между инстинктом и судьбой? То, что человек в отношении себя называет судьбой, другой наблюдатель — высшего порядка — может не без оснований назвать инстинктом. Все дело в ракурсе.
    Жуки для меня — не только объект эстетического любования, но и предмет магического арсенала. В них заключена таинственная сила, которую при грамотном осмыслении можно использовать как в магических практиках, так и в практике контрмагии. Про контр-магию говорить не буду, это личное. А вот пример магии приведу. Пять лет назад я сделал из жуков, как из кусочков смальты, художественный объект — огромного двуглавого орла. Там в целях символической необходимости были использованы жуки из разных районов Российской Федерации, однако я безо всякой задней мысли позволил себе включить в изображение некоторые крымские виды, включая эндемиков. Не прошло четырех лет, как эти виды вместе с территорией, которую они населяют и, так сказать, олицетворяют, перешли под крыло двуглавого орла. Опыт осмыслен и проанализирован.
    Этот двуглавый орел висел у меня дома, выдающийся получился объект. Но меня уговорили на юбилей Педагогического университета им. А. И. Герцена преподнести его в дар музею при кафедре зоологии. Я сделал широкий жест, подарил, но в глубине души жалел. Чтобы не испытывать столь некрасивые чувства, решено было сделать нового орла. Краше прежнего. В первом было использовано около полутора тысяч экземпляров жуков более 130 видов. Новый объект крупнее, в нем будет использовано в два раза больше магических предметов. Он уже готов примерно на две трети. В этой работе учтены последствия предыдущего опыта, и уже вполне осознанно используются жуки, обитающие в тех областях, которым, как подсказывает мне карта, запечатленная в сознании, тоже следует вернуться под материнское крыло. Не буду конкретизировать, откуда взяты жуки, чтобы не вызывать преждевременные пересуды. Материал у меня практически весь есть. За лето 2015 года доберу недостающее и осенью работу закончу. Ну и в ближайшие три-четыре года следует ожидать провиденциальных геополитических изменений. Благодаря жукам политическая карта мира — в нашей власти.

comments powered by Disqus