The Prime Russian Magazine

В конце ноября корпорация Google объявила о запуске сервиса Google Contributor — и тем самым заново разворошила осиное гнездо споров о том, как и кто должен финансировать глобальную сеть. Устроено это нововведение довольно несложно: пользователи платят абонентскую плату (по собственному выбору — от доллара до трех), а в обмен оказываются избавленными от рекламы при заходе на участвующие в программе сайты: вместо баннеров им показывают серые пикселизированные заглушки со словами благодарности за щедрую помощь. Сайты, в свою очередь, получают от Google определенную сумму за каждый заход на их страницу любого подписчика Contributor — хотя соотношение, в котором абонентская плата распределяется между Маунтин-Вью и производителями контента или интернет-услуг, не разглашается.
    Сама по себе идея прямого, а не рекламного финансирования веба, мягко говоря, не нова. Деньги со своих читателей (не отказываясь, впрочем, от рекламы) успешно собирают сайты в диапазоне от The Wall Street Journal до «Спутника и Погрома», а централизованные службы оплаты уже запускались на платформах вроде Reddit и Readability. Сенсация тут скорее в том, что сейчас этим занялся Google — мегамонстр онлайн-рекламы, шестидесятимиллиардная прибыль которого на 90 % состоит из доходов от показа коммерческих объявлений. Неужели Ларри Пейдж и Сергей Брин разочарованы в своей бизнес-модели? В принципе, основания для этого просматриваются. Реклама на мобильных платформах, которая в 2014 году наконец опередила по объему рекламу в остальных типах медиа, просто по природе своей обладает заметно меньшей эффективностью — быть может, дело в этом? Или к прямому сбору денег с пользователей их подтолкнуло взрывное распространение адблокеров — программ, которые незаметно и совершенно бесплатно удаляют почти всю рекламу с экранов мобильных телефонов, планшетов и компьютеров? Кажется, все‑таки нет — во всяком случае пока.
    Google Contributor в своем нынешнем виде не выглядит очень уж серьезным начинанием — всего десяток сайтов-участников, смешная и свободно варьируемая сумма оплаты, присоединение пользователей только по приглашениям и только если они из США. В конце концов, если какой‑то сайт решил перестать зависеть только от рекламы, зачем ему отнюдь не бесплатное посредничество Google? В наше время не так уж сложно построить собственный пейволл. Судя по всему, для корпорации это скорее пиар-упражнение — причем направленное на достижение сразу нескольких целей. Во-первых, пользователям ненавязчиво напоминают, что то разнообразие интернета, которым они привыкли наслаждаться бесплатно, стоит денег — и деньги эти зарабатываются с помощью рекламы. Во-вторых, производителям контента — с которыми в данный момент Google находится в состоянии холодной войны, местами переходящей в горячую (достаточно вспомнить многомиллионные иски французских издателей и попытки Европарламента обязать компанию разделиться на несколько частей), — тем самым демонстрируется добродушие всесильного гиганта и дается возможность немного заработать, практически ничего не предпринимая. В третьих — и это, пожалуй, самое интересное — в ситуации, сложившейся после разоблачений Эдварда Сноудена, Google таким образом дистанцируется от рекламной модели, в умах широкой публики прочно связанной теперь с ненавистной интернет-слежкой.
    Именно этой стороне дела посвятил свою приуроченную к запуску проекта статью в The Guardian молодой корифей социологии технологического прогресса Евгений Морозов. Он пишет, в частности, что такая логическая сцепка чаще всего производится при обсуждении не обычных сайтов с контентом, а производителей интернет-услуг, создающих когнитивную инфраструктуру нашего сетевого бытования. Мол, если бы только пользователи согласились платить за Facebook, Twitter и сам интернет-поиск от Google, этим сервисам более не нужно было бы отслеживать каждый наш чих в надежде в нужный момент показать рекламу какого‑нибудь лекарства от чихания. Морозова эта логика не устраивает: помимо рекламы, чеканит он, непрерывный сбор данных вызван и жесткими требованиями правительственных агентств всех стран мира, и желанием самих этих сервисов сделать своим услуги максимально подстраивающимися под нужды каждого пользователя. Вообще, по его мнению, выбор между показом рекламы и сбором абонентской платы для таких сайтов ложен по определению — раз уж это базовая инфраструктура нашего нового мира, то почему она должна подчиняться именно рыночным механизмам, а не финансироваться, например, из налогов, подобно строительству автодорог?
    Так или иначе, Google явно не останется внакладе, какая бы судьба ни постигла его свежую затею. Даже если никто не захочет за доллар-другой попробовать себя в роли щедрого покровителя любимого сайта — разве может отыскаться лучший аргумент в поддержку рекламной модели монетизации, которая по чистому совпадению как раз и приносит компании ее нынешние миллиарды?

q

comments powered by Disqus