The Prime Russian Magazine

Советско-финская война стала вторым после раздела Польши воплощением реализации пакта Молотова-Риббентропа. Финляндия по этому пакту попала в сферу влияния СССР, и Сталин решил именно с нее начать восстановление страны в границах Российской империи. Под воссоединение он, как известно, создал Карело-Финскую ССР (из Карельской АССР) и сформировал на своей территории «правительство «Демократической республики Финляндия»».

Потом советская историография этот факт старалась не афишировать. И выдвигала другие мотивы действий Москвы – необходимость отодвинуть границу от Ленинграда и Кронштадта, находившихся в зоне досягаемости финской артиллерии. Объяснение это, безусловно, интересно. Хотя, вообще-то, это прямое оправдание агрессии. Потому что много кому много куда хочется отодвинуть какую-нибудь границу. Проблема в том, что это может быть сделано исключительно за чужой счет.

Правда, Сталин предлагал Финляндии отдать СССР Карельский перешеек (2761 кв. км) в обмен на вдвое большую территорию в Карелии (5529 кв. км). Однако эквивалентность этого обмена всё-таки представлялась сомнительной. Финляндии должна была уступить обжитую территорию, дававшую стране треть сельхозпродукции, со вторым по значению (после Хельсинки) промышленным центром и транспортным узлом Виипури (Выборг). А взамен получить болота и камни, которые не обжиты до сих пор, спустя 70 лет после тех событий.

Кроме того, сам по себе аргумент насчет «досягаемости финской артиллерии» представлялся не менее сомнительным, ибо трудно было представить себе агрессию маленькой Финляндии против гигантского СССР. И более, у Финляндии просто не было соответствующей артиллерии.

Впрочем, поскольку Финляндии на территориальный обмен не пошла, Москва агрессию с ее стороны придумала, организовав инцидент в Майниле. Якобы, 26 ноября 1939 г. в 15.45 финская артиллерия в районе этого населенного пункта выпустила 7 снарядов по расположению 68-го стрелкового полка, убив 4 военнослужащих РККА. В тот же день правительство СССР потребовало от финнов отвести части на 25 км от границы. Те, естественно, отказались. Утром 30 ноября советские войска перешли в наступление.

Что на самом деле произошло в Майниле – до сих пор неизвестно. Советская версия представляется в высшей степени сомнительной, гораздо вероятнее, что либо имела место провокация со стороны подразделений НКВД, либо весь эпизод был просто выдуман. В любом случае, предлог для войны Кремль нашел.

Дальнейший ход событий оказался весьма поучительным с точки зрения военной и политической. Видимо, не будет большим преувеличением сказать, что именно война с финнами стала важнейшей причиной гитлеровской агрессии против СССР в июне 1941 г. Наблюдая за действиями РККА, немецкое руководство пришло к выводу, что Красная армия является «колоссом на глиняных ногах», свалить который труда не составит. Хочется напомнить, что планирование «Барбароссы» началось в июле 1940 г. Во-первых, после захвата немцами Франции, стран Бенилюкса, Дании и Норвегии. Во-вторых, после того, как в Германии был проанализирован ход советско-финской войны.

СССР действительно провел войну, мягко говоря, не лучшим образом. Если изначально его целью был полный захват Финляндии, то в конечном итоге пределом мечтаний стало то самое «отодвигание границы». При гигантском превосходстве в людях и технике, наши потери оказались чрезвычайно велики, а темп продвижения – крайне низким.

Самой яркой иллюстрацией проблем РККА стали действия 9-й Армии (включала 5 стрелковых дивизий и артиллерийский полк), наступавшей из Карелии и имевшей целью разрезать Финляндию пополам в ее самом узком месте, выйдя к Ботническому заливу в районе Оулу. Изначально ей противостояло всего 5 финских батальонов, причем, в основном, пограничных. И даже после развертывания дополнительных сил финская группировка в полосе наступления 9-й Армии не превышала по размерам бригады (хотя называлась дивизией). Однако этого хватило не только для того, чтобы сорвать советское наступление, но и для того, чтобы нанести РККА несколько тяжелейших поражений. Финские батальоны окружали (!) и уничтожали советские дивизии. Так, попав в окружение, была практически полностью разгромлена 44-я стрелковая дивизия 9-й Армии, она потеряла 3244 человека убитыми и пропавшими без вести, а также почти всё вооружение.

Вообще, к концу войны значительную часть вооружения и техники финской армии составляли трофеи, взятые у РККА, включая танки и даже самолеты. Например, 60% станковых пулеметов, 50% полевой и 30% противотанковой артиллерии ВС Финляндии были советского производства. Потом и в 1941-44 гг. наша техника воевала против нас.

В целом, безвозвратные потери 9-й Армии составили 13,5 тыс. чел. убитыми и пропавшими без вести и 32,6 тыс. ранеными, больными и обмороженными. При этом результат оказался равным нулю.

СССР, как известно, страна, в значительной степени северная, снега и морозы для нас, вообще-то, совсем не экзотика. Тем не менее, РККА, вступая в бой, не имела ни зимнего обмундирования, ни лыж. Поэтому она была привязана к дорогам и несла огромные потери больными и обмороженными. Финны же, передвигаясь на лыжах без дорог, легко заходили в наши тылы, громили их и разрывали коммуникации. Советские войска лишались ГСМ, боеприпасов, обмундирования, продовольствия и просто вымирали и вымерзали, не имея возможности не только наступать, но и прорваться к своим. Так происходило не только с войсками 9-й Армии, но и в полосе наступления 8-й Армии (к востоку от Ладожского озера). Там полностью погибли гарнизоны нескольких населенных пунктов, которые советские войска сумели захватить в начале войны, а потом финны их окружили и отрезали от тылов. Были полностью уничтожены противником 18-я стрелковая дивизия и 34-я танковая бригада. И эта армия добилась минимальных результатов, понеся потери в 13 тыс. человек.

Вообще, эта война очень хорошо подчеркнула преимущества капиталистической системы. Контраст между тем, как воевали стороны, особенно проявлялся в связи с тем, что маленькая заштатная бывшая колония («приют убогого чухонца») била гигантскую бывшую метрополию. У финнов была инициатива, у РККА – ее полное отсутствие. У финнов прекрасно работала система снабжения, у РККА – безобразно. Финны максимально берегли своих, советскую сторону размер потерь почти не волновал.

Тем не менее, в конечном счете, СССР победил. Отчасти, разумеется, он задавил финнов массой. Но был и другой фактор – высокие боевые качества личного состава, солдат, офицеров младшего и среднего звена. Они воевали в самых адских условиях, но почти всегда стояли насмерть. Практически все попытки финской армии проводить прямые контрнаступления захлебывались сразу.

Кроме того, высшее военное руководство СССР после тяжелых поражений начального этапа войны какие-то выводы всё же сделало. После того как 7-я Армия в декабре тщетно побилась о линию Маннергейма, пересекавшую Карельский перешеек и закрывавшую РККА путь на Виипури и Хельсинки, командование поняло, что к прорыву надо готовиться всерьез. И применять для этого авиацию и тяжелую артиллерию. Для уничтожения бетонных укреплений линии Маннергейма были сформированы группы артиллерии разрушения (в них включались орудия калибром 152, 203 и даже 280 мм), использование которых дало отличный эффект.

Генеральное наступление 7-й Армии на Карельском перешейке началось 12 февраля 1940 г. Оно стало единственной успешной советской операцией за всю войну, однако этого оказалось лостаточно, чтобы выиграть войну в целом, решив задачу-минимум (отодвигание границы).

После того как РККА проломила линию Маннергейма и взяла Виипури, в Хельсинки поняли, что лучше отдать часть, чем потерять всё. 12 марта 1940 г. между СССР и Финляндией был подписан мирный договор. Финляндия отдала Карельский перешеек, северное и западное побережья Ладожского озера (теперь оно стало нашим внутренним водоемом), свою часть полуостровов Рыбачий и Средний в Заполярье. В аренду СССР был сдан полуостров Ханко для размещения там военно-морской базы. Всего Финляндия потеряла 10% территории. Военные потери составили 48,3 тыс. чел. убитыми. 400 тыс. чел., проживавших на потерянных территориях (в первую очередь – на Карельском перешейке), стали внутренними беженцами.

СССР потерял 126.875 чел. убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести, еще 99 чел. отказались вернуться из плена. Санитарные потери составили почти 200 тыс. чел. Были потеряны 302 орудия, 358 танков, не менее 260 самолетов.

Прекращение войны спасло нас от настоящей катастрофы. Дело в том, что Великобритания и Франция, в сентябре 1939 г. предавшие Польшу, а годом раньше сдавшие Гитлеру Чехословакию, Финляндии решили помочь. Они активно поставляли ей вооружения, а весной 1940 г. собирались отправить туда экспедиционный корпус для прямого участия в боевых действиях против РККА. Кроме того, существовали планы нанесения ударов английской и французской авиацией с территории колоний этих стран на Ближнем Востоке по нефтепромыслам Баку.

Поскольку в тот момент Великобритания и Франция находились в состоянии войны с Германией, их прямая атака на СССР автоматически делала бы нас военными союзниками Германии. Последствия такого союза были бы поистине катастрофическими для всего человечества. Выступи СССР на стороне «Оси» – восточное полушарие очень быстро оказалось под контролем пары диктаторов. Известно, что одна Германия, на тот момент вообще не имевшая союзников, сделала с Францией, а заодно с Данией, Норвегией, Бельгией и Голландией. При помощи РККА Вермахт, как минимум, лишил бы Британию всех ее ближневосточных, а также, видимо, и африканских колоний (можно представить себе трогательную встречу советских и немецких бойцов, например, в Иерусалиме). Как максимум, появилась бы возможность вторгнуться и в метрополию.

В июне 1941 г. Финляндия и СССР вновь оказались в состоянии войны, которая в Финляндии получила название «война-продолжение». Маннергейм естественным образом хотел вернуть потерянное в 40-м. И оказался союзником той страны, которая в 1939 г. сознательно отдала его «на съедение» Сталину, о чем финский лидер прекрасно помнил. В итоге союз Германии и Финляндии оказался очень своеобразным.

Все прочие союзники Германии (итальянцы, румыны, венгры, словаки) воевали настолько плохо, что создавали больше проблем самим немцам, чем их противникам. Финны были единственным исключением, по боевым качествам они ничем не уступали военнослужащим Вермахта. Но специфика политического позиционирования оказала сильное сдерживающее влияние на действия Финляндии. Она так и не подписала с Германией никакого соглашения о совместных действиях, никакого союзного договора. Финские официальные лица на протяжении всей войны старались избегать употребления выражений «союз», «союзники» по отношению к немцам. Взаимодействие между финнами и немцами шло только на военном, но не политическом уровне. В Финляндии категорически отказались принимать расовые законы, подобные немецким.

В самом начале войны финны вернули все, что потеряли годом ранее, после чего практически прекратили воевать. Они не стали наступать с севера на Ленинград, хотя летом 1941 г., да и, на самом деле, до конца 1942 г. могли бы взять город гораздо легче, чем немцы. Они не стали наступать между Ладожским и Онежским озерами, чтобы установить настоящую блокаду Ленинграда, гарантирующую его падение. Они не попытались перерезать Мурманскую железную дорогу, по которой шли в СССР ленд-лизовские грузы, хотя стояли от нее совсем недалеко. То есть, операции как бы велись, но крайне вяло. Было ясно, что финны могут воевать гораздо лучше. Если захотят.

Почему Маннергейм повел себя так? Он боялся орудий кораблей Балтфлота и Научно-исследовательского морского артиллерийского полигона, которые очень славно «оторвались» на немецких войсках? Возможно, но этот аргумент применим только к наступлению на сам Ленинград, но не между озерами и на МЖД. Гораздо вероятнее, что финский лидер просто не верил в победу Гитлера. И помнил свою собственную службу в русской императорской армии.

Надо сказать, что Сталин это оценил. В сентябре 1944 г., по новому мирному договору, Финляндия, конечно, снова отдала СССР то, что тот захватил в 40-м (летом 44-го Советская армия почти все эти территории и так уже вернула военным путем), да еще и Петсамо на севере. Но строить социализм Финляндии не пришлось, оккупирована она не была. При этом в конце 44-го финнам пришлось повоевать уже с немцами, причем воевали они и в этом случае хорошо.

Карелию в 1956 г. преобразовали обратно в АССР. Поэтому сегодня она – республика в составе Российской Федерации, а не независимое государство. И Мурманская область не стала анклавом, подобным Калининградской области. Вот такая была незаслуженно незнаменитая война.

comments powered by Disqus