The Prime Russian Magazine

Мы внезапно оказались в новом мире, где профессии, существовавшие сотни лет, исчезают так же быстро, как появляются новые, где последние технологии обесценивают труд целых слоев населения и где от микросекундного сбоя в энергоснабжении одного азиатского завода оказывается зависимой вся индустрия информационных технологий.

Кажется, на эту тему так или иначе уже успели высказаться все более или менее заметные издания – от The Guardian и The Economist до The WSJ и The NYTimes; все они очень точно фиксируют происходящее, упуская из виду горький трюизм, из фантастики ставший реальностью: в новом мире вкалывают роботы, а не человек.

Весной Дэвид Отор с кафедры экономики Массачусетского технологического института подготовил отчет для Брукингского института, одного из виднейших аналитических центров США. Отчет неутешительный, из него видно, что рынок труда страны на протяжении последних двадцати лет заметно поляризуется: растет спрос как на высокооплачиваемых и высокопрофессиональных сотрудников, так и на простую поденную работу. Вместе с тем спрос на средний класс, а это синие и белые воротнички, то есть заводские трудяги и основная масса офисных сотрудников, заметно падает. И не только в США – европейские постиндустриальные экономики показывают тот же тренд: в 16 исследуемых европейских странах с 1993 по 2006 годы (данные Eurostat) рынок труда для среднеоплачиваемых профессий неуклонно сжимался, одновременно с этим спрос на поденщиков и профессионалов почти во всех этих странах рос, как и в США. Мало того, данные свидетельствуют о том, что тенденция была налицо задолго до наступления кризиса, – кризис увеличил безработицу, но почти не тронул распределение профессий. Почему все это происходит?

Первейшая вероятная причина состоит в том, что последние три десятка лет компьютеры, роботы и автоматика планомерно заменяют людей на самых разных работах. Деноминатор у этих работ один – однообразность. Сбор и обработка любых видов информации, почти все этапы сборки техники на заводе, ведение различных видов бухгалтерского учета – все эти виды человеческой деятельности легко поддаются алгоритмизации, затем автоматизации, и в итоге целые профессии оказываются ненужными. Заводской рабочий? Кондуктор? Сотрудник турагентства? Вымирающие виды деятельности. Рынку нужны или действительно высококлассные специалисты, которых заменит разве что искусственный интеллект, или разнорабочие вроде сиделок, носильщиков и уборщиков, которые будут общаться с другими людьми или справляться с неровностями ландшафта, который роботы преодолевать пока что не умеют.

Но их довольно быстро всему этому учат. Вот г-н Тацуя Умино показывает робота HAMDAS-R, который успешно справляется с функциями мясника, – раньше такую работу было невозможно доверить технике, но теперь специалисты из Mayekawa Electric научились автоматизировать даже самые сложные процессы этой работы. Вот совершенно автономная Audi TTS на приличной скорости взбирается по горной дороге – похожие проекты есть и у других автомобильных компаний и, что тревожнее, у Google: высокотехнологичные компании из Кремниевой долины начинают проникать в сферы, довольно далекие от основного бизнеса. Наконец, под угрозой вторжения роботов находится репортажная журналистика: алгоритмы компании StatSheet, которая занимается сбором и публикацией различной спортивной статистики, уже умеют на основании сухих цифр автоматически генерировать связный и даже зажигательный текст, ловко используя цветастые речевые обороты, взятые из обширной базы данных. Алгоритмы пока что не идеальны и допускают ошибки; никакой поддержки русского языка, в силу довольно трагичной ситуации в отечественной прикладной лингвистике, не предвидится, то есть комментатор Уткин может спать спокойно, но надо понимать, что его спокойный сон – всего лишь вопрос времени.

Но не сказать, что картинка совсем уж безрадостная. Да, действительно, в ближайшую дюжину лет нас ждет дальнейшая поляризация профессий, в которой выживут только поденщики и суперпрофессионалы, а глобализация, ведомая вперед логистическими и экономическими алгоритмами, окончательно перераспределит рынки – реальное значение среднемировой минимальной зарплаты действительно падает, потому что глобальный рынок распределяет профессии между обществами, странами и континентами все более оптимальным образом. Но в такой ситуации нам и не стоит всерьез сокрушаться по поводу своей участи мировой нефтегазовой трубы. Кроме того, гипотеза американского экономиста Саймона Кузнеца свидетельствует о том, что в быстроразвивающихся странах появляется временное неравенство доходов среди населения, которое затем сходит на нет. А у нас как раз полпланеты рвануло вперед, а другую половину штормит технологическая революция – глядишь, со временем все и выправится.

И вот еще что: уровень жизни на планете неуклонно растет, а вот количество постоянной и надежной работы неуклонно уменьшается (достаточно просмотреть отчеты Мировой организации труда за последние десять лет). Получается, что городской бедняк, имеющий доступ к современной медицине, скоростному транспорту, новейшим гаджетам и отпускам в приятных климатических зонах, живет получше, чем иные миллионеры пятьдесят лет назад, а само определение среднего класса, как метко заметил писатель Коупленд в своем недавнем прогнозе, постепенно превращается в социальный статус: я бедняк, но зато из приличной и образованной семьи. Так что жить в ближайшие годы будет пусть и тревожнее, но гораздо лучше, чем в любую другу эпоху.

comments powered by Disqus