The Prime Russian Magazine

Представьте себе московское представительство крупной немецкой фирмы S. В офисе царит дух дружества и здорового делового соревнования; кризис заставляет сотрудников особенно ревностно трудиться. Молодой человек по имени Олег трудится особенно успешно. Весь его облик дышит энергией. Реактивность, молодое обаяние, трепет, свежее дыханье – все в нем хорошо. Он становится фаворитом господина Н., сорокалетнего германца, главного начальника филиала. Фаворитизм абсолютно деловой. Хотя не без лирической ноты. Отношения начальника и успешного подчиненного – это всегда отношения любовного покровительства, жажды, ревности, игры; и всегда есть соперник, недруг. Действительно, Олег (заняв доверенное место) отодвигает, обгоняет предшествующего Главного Карьериста конторы – лощеного клерка тридцати с лишним лет. Более того, наш Олег и в сердечных делах оказывается молодцом – очень быстро женится на самой красивой девушке филиала! Это коротко стриженная, немного в немецком стиле, блондинка. Принцесса, ангел, обложка каталога «Отто».

И вот Олега назначают на некое место, которого долго ждал Бывший Главный, – и поверженный фаворит решает уйти. Вот он подал заявление и стоит курит возле коридорного окна. Вокруг него некий вакуум – тут комбинация импортного ужаса перед слабым (отношения к неудачнику как к прокаженному) с отечественной нелюбовью к главным карьеристам. И наш герой, чрезмерно пропитавшийся западной политкорректностью, торжественно идет к изгою. И говорит исключительно глупую фразу, подсмотренную в честных добрых американских фильмах: «Я что-нибудь могу для тебя сделать?» «Да, – говорит Бывший Главный Карьерист, – конечно, ты можешь кое-что для меня сделать. Например, ты можешь свалиться сейчас с лестницы и сломать свою глупую шею. И когда-нибудь так оно и случится». Ответ, прямо скажем, так себе. Но вопрос уж совсем никуда. Чего, интересно, ждал наш герой? Слов: «Я горжусь тобой, сынок!» – или: «Ты обошел меня по всем лункам, старина?» Наш герой испытывает легкую степень неловкости и, дабы рассеять ее, со смехом описывает сцену всем желающим коллегам. Особенно охотно слушает молодой сотрудник Виктор – Виктор вообще общается с Олегом с некоторой сосредоточенной восторженностью.

Тут подступает венец Олеговой карьеры – господин Н. предлагает разделить с ним его короткий спортивный отпуск, впускает его в свое хобби. Господин Н. – спортсмен. Этот с виду плотный, но на самом деле подбористый германец не пробовал разве только синхронное плавание. Отвага для него – формальный акт, тем более похвальный, чем менее оправданный. Он родилcя со скаутским значком во рту. Нынешнее хобби – горный велосипед. Они едут на юг Германии. Олег с невольным уважением отмечает стати Н. – поросшие светлым волосом могучие ноги в туристских ботинках, исполинский круп, симметрично летающий над велосипедным седлом. Дальше начинается кошмар. Олег не умеет ездить на горном велосипеде. Он был готов к испытаниям, но в час испытаний дает слабину. Чувствует себя сумасшедшим – зачем с такими муками преодолевать на колесах препятствия, столь легко преодолеваемые пешим ходом? Его все время тянет слезть с седла, на особенно острых камнях он так и делает. «Nо, nо», – весело кричит начальник, с дьявольской резвостью вздергивая себя и велосипед на очередную каменную глыбу, – и Олегу кажется, что его погоняют, он начинает видеть в своем мучителе отвратительные национальные черты. Что немцу кисель, то русскому смерть. Через четыре дня Олег похож на жертву маньяка. Он ходит только на полусогнутых, чтобы дать зажить ссадинам на коленях. У него треснул шлем, и, видимо, наличествует подвывих плечевого сустава. Он физически унижен. Он унижен и тем, что господин Н., очевидно наблюдая его терзания, делает вид, что все идет как надо, таскает его за собой, как слугу, игрушку. Видит, что Олег каждый вечер накупает гору бинтов и пластырей, и за ужином сочно строит планы маршрута еще дней на десять. Олег ночью звонит жене и умоляет вызвать его в Москву: под предлогом. скажем, болезни. Чьей? Родителей приплетать не хочется, болезнь молодой и прелестной жены – слишком явный фарс, пусть будет болезнь ребенка! Какого-такого ребенка? А вот племянника, или, лучше – племянницы. Да, да, да! Заболела любимая племянница из Саратова, нужно устраивать ее в больницу в Москве. Вот так и сказать. Жена долго отказывается – мифическая племянница кажется неважной причиной, да и вообще – как так, бросить доброго немца посреди отпуска, в начале маршрута? И кроме того, молодая супруга знает одну тайну. Но – что делать – соглашается. И вот спасительный звонок произведен, вызов сделан; Олег снимается с трассы, бормоча, что чрезмерная любовь к детям – традиционная черта восточных славян, евреев и цыган. Господин Н. улыбается.

Весь следующий месяц Олег с замиранием ждет признаков охлаждения. Да, да, признаки, хотя и слабые, есть. Наступает праздник Хэллоуин. Сотрудники соревнуются в любви к дурацкому чужеродному торжеству. По маленькой традиции к празднику выпускают настенную газету, что-то вроде комиксов из филиальской жизни. С ужасом Олег видит и себя в героях веселых картинок. Почуяли падаль, стервятники: еще месяц назад это было бы совершенно невозможно! Осмеяно самое больное – сюжет называется «Как ныне сбирается вещий Олег в предгориях Альп покататься». Иллюстрация: на горном велосипеде Олег (лицо вырезано из фотографии) наезжает на хэллоуиновскую тыкву, а оттуда вылезает змея с явными графическими чертами Бывшего Главного Карьериста. Змея говорит: «Ну что, боишься шею сломать?» На картинке у нашего героя волосы дыбом, ручки вскинуты, поза отвратительная – подпрыгивает на седле, ножки врозь… Олега потрясает серьезность, взрослость удара, смелость выбранной темы. Это работа грамотного противника. Впрочем, есть надежда, что смелость врага чрезмерна. Посреди вечеринки к газете подходит господин Н. и вдруг неожиданно разражается диким хриплым смехом. В сущности, это конец. Автором пасквиля оказался молодой восторженный Виктор. Недурной, кстати, профессионал. Но и Олег недурной профессионал – все там хорошие работники… Карьера делается как бы плюс к работе, уже другими раздумьями и усилиями.

На следующий день Олега не пригласили на совещание «для избранных». Неделю продолжались мелкие уколы – старались в основном свои же братья сотрудники, еще вчера верный Олегов дружеский круг. Дома у Олега явственно ощущалось уныние. Принцессы вряд ли получат к Новому году электрические мотоциклики. Олег привык входить в контору уютно, со вкусом, барственно рокоча, – теперь он молчалив, напряжен, всматривается в каждое лицо. После чего-то особенно обидного – отодвинули, отодвинули – Олег, повинуясь порыву, решил позвонить Бывшему Главному Карьеристу. Карьерист Олега долго не узнавал. А когда узнал, сказал: «Пошел ты, я про всех вас и думать забыл…» И это было самое утешительное, что Олег услышал за много дней, с cамого лета. Вот, в общем-то, и вся история. А напоследок я скажу, что историю про глупого Олега мне рассказала прекрасная блондинка, Олегова жена. Она ведь тоже однажды была с германцем Н. в отпуске. Только об этом никто не знает. Они занимались серфингом, и в этом виде спорта моя прелестная рассказчица была не сильна. Выросла она в Коломне, а коломенские обыватели не то чтобы каждые выходные торопятся на океанское побережье покататься на волнах. При этом, получив лестное предложение (совместный отпуск), добрая женщина не сразу решилась на поездку – делала некоторый нравственный выбор. Оказалось – зря. Она ж не думала, что ей надо будет кататься именно что на серфинге – причем прикладывая яростные усилия. Да еще ежедневно ходить пять километров по пляжу в поисках волны. А она приехала с косметичкой и тремя чемоданами. Спортивный германец даже и не подумал постучаться жаркой ночью в ее номер, зато по утрам – пожалуйте на пляж, работать тяжелую работу. И не ради карьеры, а из вредного характера решила хоть чего-то добиться от этой серфинговой доски. И ей показалось, что в начале поездки странный немец смотрел на нее с немалым удивлением, а ближе к концу – с приязнью. Олег же мало чего понял в начальнике. Немец дурак, но со своим спортсменским кодексом чести. Ему кажется немыслимым дать понять партнеру по спорту, что физическое несовершенство последнего столь заметно. Он только не понимает, почему русские так охотно соглашаются ехать с ним отдыхать и при этом так легкомысленно берутся за спортивные дисциплины, в которых откровенно слабы…

comments powered by Disqus