The Prime Russian Magazine

В мире сейчас столько разных движений за чистоту продуктов, что сами их представители путаются в
 показаниях, когда пытаются объяснить, чем одни отличаются от других. Но, допустим, в США и Европе хотя бы существуют
правительственные и неправительственные организации, которые сличают
 метафоры о происхождении продуктов с их реальными качествами. Скажем,
 использовалось или нет генетически модифицированное зерно. Были ли
химические добавки в почву и при консервации. Но вообще все эти истории по 
большей части – вопрос веры, плацебо. Хотя и есть ученые, которые всерьез
 считают, что если зарыть в новолуние в землю коровий рог, наполненный
навозом, как это положено в практике биодинамистов, то что-то в результате
поменяется. Эти штуки полезны в качестве сдерживающего фактора, контроля
 корпораций. Идеи баланса, сохранения среды обитания – они симпатичны,
 местами даже прибыльны, но с точки зрения экономической и социальной
прагматики слишком утопичны.



Разумеется, органические продукты не в состоянии полностью вытеснить с прилавков все остальные, и это правильно. Потому что нельзя отказываться от вечной 
мечты человечества о победе над голодом ради красивых историй об
 экологической чистоте, которая мало того что везде разная в качественном и 
количественном отношении, но и стоит еще таких денег, что позволить себе так
питаться могут далеко не все представители «золотого миллиарда» – что уж говорить об остальных.

Продают органические продукты как в больших магазинах, так и в маленьких. И я считаю, что маленькому магазину здесь куда меньше доверия, потому что он слишком зависим – от поставщиков, от настроения продавца, от оперативных продаж и так далее. И маленький магазин, разумеется, не может покрыть всех потребностей, потому что кому-то нужен арбуз, а кому-то – свиной хрящик.
 Пример сети Whole Foods, которая выросла из маленького магазина до 
трансконтинентальной корпорации, показывает, что в перспективе бизнес, 
основанный на органических продуктах, может приносить много денег. У Whole
 Foods многомиллиардные показатели выручки. Другое дело, что
 сейчас они существуют в системе противопоставления
 органическое-неорганическое. И если у них возникнут сходные по масштабам
 конкуренты – нужно будет придумывать дополнительные мотивы для покупки.



Сейчас говорят о том, что, для того чтобы победить голод, надо меньше есть – европейцам, по крайней мере. На это может повлиять разве что невидимая рука рынка. А что касается борьбы с голодом, то есть 
еще колоссальные ресурсы, которые не выработаны до конца. Картофель,
 например, культивируется только на третьей части земли, хотя может покрывать
 гигантские потребности. Не говоря уж о топинамбуре, который приносит с 
одного метра втрое большие урожаи. Гречка, бобовые еще далеко не выработали
 всех ресурсов. Да что далеко ходить – в России нет поголовья коров, 
достаточного, чтобы снабжать московские рестораны. Это при наших
территориях. И при нефтяных деньгах.



Будущее сельского хозяйства – оно, безусловно, не за фермерами. Фермеры за пределами США – это все-таки дань культурной традиции и институтам
 качества. Эти усилия, как правило, нерентабельны в полной мере. Не зря
 Евросоюз ежегодно тратит миллиарды на поддержание традиционных продуктов и 
их производителей. Будущее в любом случае за генетикой, за новыми формами 
хозяйствования и за большими объемами, позволяющими покрывать производственные
 издержки. Это печально с точки зрения маленького французского ресторана в глубинке, но это единственный способ обеспечить существование миллиардов людей на этой
планете.



А вот будущее ресторанов не так очевидно. Рестораны – феномен социальный, кроме того, это искусство делать то, что
 другие не могут. Рестораны сейчас, вопреки росту цен на продукты, переживают
 период демократизации. Тот уровень качества и сервиса, за который еще десять
 лет назад платились сотни евро, сегодня обходится в десятки. Рестораны, как
 и кухня, – продукт контекста: если контекст будет состоять из генетически
 модифицированных бобов, то будут девяносто процентов ресторанов, которые
 станут пытаться как-то употребить эти бобы в рамках разумного. И десять
 – которые будут зарабатывать на том, что они используют бобы без генетической
модификации.




Еда – это продолжение экономики. Если нефть будет так же дорога, то в России можно
будет позволить есть нормандских устриц даже в Сыктывкаре, если – нет, то
 придется есть то, что дают. В конце концов, большую часть человеческой 
истории все так и было устроено.



Сокровища AGRA

Африканский союз за зеленую революцию (The Alliance for a Green Revolution in Africa – AGRA) был образован пять лет назад с целью помощи небольшим фермерским хозяйствам. Большинство африканских фермеров – женщины, которые возделывают землю, не имея достаточного количества семян, техники, удобрений и пользуясь лишь минимальной правительственной поддержкой. AGRA помогает им выращивать, собирать, хранить, транспортировать и продавать свой урожай. Но едва ли не самым масштабным проектом альянса стала программа по оздоровлению почвы – Soil Health Program, в ходе которой планируется до 2013 года восстановить плодородность 6,3 млн га посевных площадей в Мали, Буркина Фасо и других африканских странах. В середине апреля руководитель проекта Башир Джама опубликовал первый информационный бюллетень, где рассказывается о способах повышения фертильности почв. В частности, фермеров Мали и Нигерии обучили методике микродозированного удобрения – вместо распыления препаратов по всему полю они теперь добавляют их непосредственно в лунку. А в Западной Кении, где у почв очень высокая кислотность, в качестве удобрений начали использовать препараты кальция. «Еще недавно я был близок к тому, чтобы продать свою ферму, так как земля перестала быть плодородной, – рассказал участник проекта мистер Френсис, – а теперь я не только отказался от этой мысли, но и подумываю о новом помещении для хранения кукурузы – и это впервые с 1970 года, когда я женился».

Милдред М’мбасу, также выращивающая кукурузу в деревне Маймо, начала впервые применять кальциевые удобрения год назад. Ее настолько вдохновили результаты, что она поделилась ими со своими соседями, в результате чего на новый тип удобрений перешли все фермеры в округе. В общей сложности, в регионе около 50 тысяч человек собрали больший, чем в предыдущие годы, урожай.

В ближайшее время в помощь фермерам будет составлена инфракрасная карта почв пяти стран – Танзании, Кении, Мали, Малави и Нигерии. Также AGRA поддерживает местных производителей, например компанию Toguna Fertilizer, – что способствует снижению цен на удобрения.

www.agra-alliance.org

comments powered by Disqus