The Prime Russian Magazine

Последние сто лет — по крайней мере, на Западе, в Аме-рике — прогресс определялся в основном как мысль о материи, о владении все большим количеством вещей. Но всему приходит конец, и мы, кажется, начинаем понимать, что материальный прогресс — это неверный вектор. Мы явно нуждаемся в новом определении прогресса, в основе которого будут лежать прежде всего гуманистические ценности. И новое определение прогресса стоит искать в области когнитивной психологии, нейробиологии, эволюционной биологии — то есть в тех науках, которые в состоянии ответить на вопрос о том, кто мы такие и что нас по-настоящему волнует. Мы склонны придумывать себе фиктивные желания и ставить ложные цели, которые зачастую не совпадают с тем, как мы устроены и чего мы хотим на самом деле.

Один из подходов в определении будущего — сценарное прогнозирование, когда мы рассматриваем различные варианты развития событий, но не пытаемся решить, какой из вариантов окажется верным (и окажется ли верным хотя бы один). Сценарии — это практически рассказы. Они не предсказывают то, что произойдет на самом деле. Если говорить о стратегическом прогнозировании, то его цель — не само по себе будущее, а неожиданность, не предсказание как таковое, а придание устойчивости в свете грядущих непредсказуемых перемен. Если вы используете вероятностную модель в прогнозировании погоды, то имеете дело с количественными изменениями внутри неподвижной системы — другими словами, если вы моделируете погоду на сутки вперед, вам не приходится думать о том, что внезапно появится какой-то новый вид облаков, доселе неизвестный науке. Не так с людьми: вы все время имеете дело с новыми политическими, социальными, религиозными или художественными движениями, персоналиями или событиями, которые раньше вам не встречались. Нассим Николас Талеб называет такие непредсказуемые случайности «черными лебедями». Но поскольку они — скорее правило, чем исключение, распределение вероятностей в сценариях будущего неразумно. У нас нет ни метрик, ни средств расчета таких сложных вероятностей — да их и не должно быть.

Когда вы занимаетесь прогнозированием будущего, то быстро понимаете, что представления о грядущем в значительной степени искажены как нашим оптимизмом, так и пессимизмом, а сверх того пропагандой, идеологией и другими вещами, которые различные люди и группы пытаются нам если не навязать, то продать.

Существует такая вещь, как ежегодный доклад «О состоянии будущего» «Проекта тысячелетия» (The Millenium Project, в свою очередь — проект Университета ООН, Смитсоновского института и нескольких других организаций, ставящий своей целью достижение так называемых «целей развития тысячелетия»: борьба с нищетой, снижение детской смертности, ликвидация эпидемий и т.д. Русскоязычная версия этого доклада за прошлый год доступна здесь: http://www.millennium-project.org/millennium/SOF2011-ExecSum-Russian.pdf — Прим. ред.). Он основан на исследованиях сотен людей в десятках стран по всему миру: 7000 страниц данных, аналитики и подробной справочной информации. Так вот, в последние несколько лет этот отчет звучал весьма оптимистично.

Практически все базовые показатели (от доступа к пресной воде до детской смертности) становятся все лучше и лучше. Исключение составляют необратимые изменения климата, международная организованная преступность и терроризм, хотя некоторые эксперты высказывают мнение, что терроризм — скорее временная беда, нежели реальная проблема. СМИ приходится зарабатывать деньги, поэтому они педалируют самые захватывающие и провокационные сюжеты. Никто не делает акцент на хороших новостях, хотя большая часть происходящих событий это, в сущности, и есть хорошие новости. Финансовая рецессия 2008-го года, шок 11 сентября и теперешняя политическая обстановка в США убедили многих американцев, что в мире происходит глобальный кризис. Однако это не означает, что остальная часть планеты верит в его существование. Поскольку американцы смотрят на мир через призму американских же СМИ — да и канадцы, по сути, делают то же самое — они склонны верить, что мир на краю гибели. Хотя все наоборот — в большинстве уголков планеты ситуация только улучшается.

Самое важное, что мы можем сделать в следующие 10 лет, это не скатиться к привычной жизни. Мы склонны «пересиживать» системные экономические проблемы вместо того, чтобы пытаться решать их. Сейчас у нас есть шанс — особенно в Европе — начать претворять в жизнь реальные реформы, допустим, в банковской сфере.

Самое же большое препятствие на пути к светлому будущему — это недостаток нашего воображения во всем, что касается вопросов власти и принципов управления. Будучи писателем-фантастом, я знаю, что мои коллеги по цеху способны придумать практически любые технологические новинки, но только не те, что лежат в области управления и самоуправления. Это такое большое слепое пятно. Например, есть различные способы решения экологических проблем, связанных с ископаемыми видами топлива. Тут, конечно, играют роль и экономические факторы, однако все технологические и научные ноу-хау, необходимые для решения этих проблем, уже существуют. И если есть что-то, что мешает нам решить эти экологические проблемы, так это проблема управления, проблема принятия правильных решений. И в этой области, по моему мнению, человечеству открываются самые большие перспективы. Нам предстоит понять, как человеческие существа взаимодействуют друг с другом, как мы создаем и преодолеваем различные искажения восприятия окружающей реальности — например, наши предубеждения перед незнакомцами и новыми идеями. И есть новые методы преодоления этих искажений восприятия — например, «структурное построение диалога» (structured dialogic design, SDD), один из авторов которого — Алеко Кристакис. SDD создан для того, чтобы преодолевать предубеждения и проблемы в общении и принятии решений внутри групп. SDD не очень хорошо работает в группах численностью более 60 человек, по крайней мере сейчас, так что есть некая проблема масштабирования. Однако SDD указывает то направление, в котором будут развиваться эффективные инструменты решения проблем, основанные на понимании человеческой природы.

Другой пример — новая книга Стивена Пинкера The Better Angels Of Our Nature посвящена глобальному снижению насилия в исторической перспективе. Пинкер приводит большое количество доци лучше разрешать межчеловеческие конфликты.

Существует концепция «нового средневековья», которая предполагает, что с развитием новых технологий, а также локального производства энергии и еды (так называемые «вертикальные фермы») экономика небольших общин, городков и районов будет становиться все более и более независимой от глобальных экономических процессов. Идея нового средневековья состоит в том, чтобы создавать все меньшие и меньшие островки автономности внутри крупных экономических систем. Главное, чтобы эти островки оставались относительно устойчивыми в свете глобальных перемен. В основе такой концепции как раз и лежат средневековые деревни, которые могли начисто терять связь с внешним миром и жить независимо от внешних потрясений.

Тут, конечно, встает вопрос власти и управления. Всякая действующая власть пытается естественным образом сделаться постоянной — это слабое место любого демократического общества. Что меня сейчас интересует, так это возможность обходить власть и силовые структуры вместо того, чтобы противостоять им. С развитием интернета и мобильных технологий у нас появились новые способы самоорганизации — будь то элементарные флэшмобы. Но есть и способы посложнее — например, те же социальные сети. Думаю, в следующие 10 лет появится эдакий «Фейсбук для политики», некая социальная сеть, специальным образом спроектированная для разрешения политических вопросов. В прошлом году я выступал перед топ-менеджерами Бюро оборонных исследований и развития Канады (DRDC) и, в частности, поинтересовался: «Вы всерьез думаете, что через 20 лет все еще будете существовать по принципу бюрократической организации?» Я думаю, что прогресс будет зависеть от тех людей, которые изобретут новые способы самоорганизации. Поверьте, даже самый отлаженный бюрократический аппарат куда менее эффективен, нежели социальная или вычислительная сеть. Кому-то придется уйти.

comments powered by Disqus