The Prime Russian Magazine

Прогресс для общества — это то, что хорошо для всех членов общества, это движение от хорошего к лучшему. Зачастую люди воспринимают прогресс как некий набор научно-технических достижений, технологий и гаджетов. На самом деле это лишь способы достижения прогресса, а не его суть, которая заключается в том, чтобы сделать общество лучше. Эта задача достижима лишь при высоком технологическом уровне, потому что в противном случае благ на всех просто-напросто не хватает. Общество развивается по определенным законам, на сегодняшний день — по законам рыночной экономики. Поэтому если говорить о том, чем руководствуются ученые, разрабатывая новые технологии, то можно, конечно, сказать, что каждый сам себя мотивирует как может, но преимущественно люди работают ради достижения материальных благ. Вообще прогресс очень тяжело двигать вперед людям бедным.

Объективность прогресса обусловлена естественным отбором: лучшее, более жизнеспособное побеждает худшее. Лучшая приспособленность — категория, которая относится не только к биологическому миру, но и к научно-техническому. Основные направления научно-технического прогресса — это информационные технологии, вершиной которых является искусственный интеллект; затем нанотехнологии, то есть умение все больше и больше управлять материей; в-третьих, биотехнологии, а также когнитивные технологии, но выделять ли их из биотехнологий — это тема отдельной дискуссии. Все вместе это называется конвергентные технологии. А фундаментальными науками для развития технологий являются химия, физика, биология и материаловедение.

В силу накопленного знания или политико-экономического устройства те или иные направления развиваются быстрее, это в том числе обусловлено рыночным и социальным заказом. Сейчас самый главный социальный заказ — заказ на развлечения. Люди хотят развлекаться — будет совершенствоваться виртуальный мир — социальные сети, компьютерные игры, кино. Люди хотят путешествовать — будет совершенствоваться транспорт. Люди хотят быть здоровыми — будет совершенствоваться медицина.

В медицине прогресс идет в нескольких направлениях. Во-первых, мы переходим от идеи ингибировать, блокировать какой-нибудь процесс в теле человека — проще говоря, что-нибудь отрезать — к идее стимулировать позитивные процессы, за это, в частности, и отвечает регенеративная медицина. Вторая по важности идея — управление работой генома с тем, чтобы животное, а в дальнейшем и человек жили дольше. Третья задача — умение работать с небывалым количеством информации. Если раньше врач ставил диагноз на основе результатов двух-трех-десяти анализов, то в скором будущем ему придется изучать 200 тысяч показателей. Так что для принятия решений будет необходимо анализировать огромные массивы данных.

Что же касается времени, которое проходит от совершения научного открытия до его реализации, то оно будет сокращаться. Хотя уже сейчас многие достижения прогресса могли бы быть внедрены в жизнь, если бы не встречали сопротивления. Например, мы все могли бы уже ездить на электромобилях, если бы этому не противостояло сильнейшее нефтяное лобби.

Для того чтобы наступил прогресс в какой-то области, должен существовать какой-то субъект воли. Например, американцам было очень надо полететь на Луну. И цель была достигнута в небольшие временные сроки. Потому что на это работала целая нация.

США и сегодня делают самые крупные денежные вливания в науку и тем самым двигают вперед развитие технологий. Но в глобальном прогрессе, направленном на реальное улучшение жизни большинства людей, никакие мощные силы сегодня не заинтересованы. Некоторые процессы могли бы стимулировать прогресс, однако этого не произошло. Например, объединение Европы, казалось бы, должно было послужить толчком к ускорению прогресса, потому что должны были победить гуманитарные ценности, существующие в развитых европейских странах — например, высокая ценность человеческой жизни. Но мотивационного толчка не случилось, политика разных стран осталась национальной, и никакого народного движения за прогресс в объединенной Европе не зародилось.

Прогресс в его лучших проявлениях возникает, когда это кому-то очень надо.

Например, уже фактически все готово — по крайней мере, в области технологий — для полета на Марс. Надо только принять решение и полететь. Сам по себе этот прорыв интересен, конечно, но в нашей жизни факт полета на Марс ничего не изменит. Однако связанные с ним косвенные открытия, например, изобретение защиты от радиоизлучений, улучшат нашу жизнь. Поэтому полет на Марс так или иначе стал бы прогрессивным для человечества событием. Но этого не происходит, потому что все влиятельные группы — военные, правительства, крупные корпорации — существуют благодаря реализации консервативных сценариев.

Например, правительства сформировались в результате психологического, когнитивного контроля над избирателями. И для них важно, что они через четыре года предъявят своему электорату. У транснациональных корпораций тоже узкие задачи, главная из них — максимальное извлечение прибыли. И метод решения этой задачи — установление тесных отношений между брендом и сознанием потребителей. На это и направлены все их усилия.

А задача сделать мир лучше не стоит ни перед одной из влиятельных групп. Поэтому такие идеи, как борьба с глобальным потеплением, улучшение образования, не проходят. Не проходят, потому что нет субъекта воли.

Возможно, сформировать его смогут социальные сети, и именно они изменят ситуацию. Основной инструмент улучшения жизни людей — образование. Должны возникнуть новые технологии образования, и заказ на них могут сформировать социальные сети. Здесь мы ждем прорыва. Прекрасный мир, paradise engineering, нужно построить, и это сделают не военные, не правительства, не транснациональные корпорации. Это смогут сделать социальные сети, которые будут образовывать людей, а совместная образовательная деятельность приведет к всеобщему прогрессу. Это — один из возможных сценариев.

comments powered by Disqus