The Prime Russian Magazine

Волшебный фонарь

Старинный проекционный аппарат, предок кино-, слайд-, диа- и цифровых проекторов.

История его появления окутана темнотой и туманом. Простейшие проекции — тени, отражения и размытые отсветы прозрачных картин — были известны издавна, но оптический фонарь появился лишь в XVII в. До недавнего времени его создателем считался немецкий монах-иезуит, ученый-энциклопедист и маг Афанасий Кирхер — мудрец старого образца, который, казалось, знал и умел все. Однако недавние исследования переписки физика Христиана Гюйгенса показали, что именно он разработал необходимую для проекционного фонаря систему линз, но скрывал свою причастность к изобретению. Будучи ученым уже в современном понимании слова, Гюйгенс не хотел связывать свое имя с магией и развлечениями.

С тех самых времен волшебный фонарь оставался связан с тремя сферами: развлечениями, религией и наукой. Призрачные картины стали основой ярмарочных аттракционов и магических представлений, миссионеры использовали фонарь для проповедей в языческих странах, а сопровождавшиеся демонстрацией слайдов научные лекции собирали огромные аудитории.

В XIX в. для оживления проекций придумали механические слайды, Эмиль Рейно соединил волшебный фонарь с праксиноскопом и впервые показал анимированные сценки на большом экране, а братья Люмьер собрали все волшебство фонаря в небольшую коробку своей камеры-проектора — кинематографа.

Праксиноскоп

Праксиноскоп-театр Эмиля Рейно помещает свои анимационные представления в привычный для зрителей XIX в. контекст — на театральную сцену. Рамкой для восприятия анимации — нового медиа — становится старый и привычный антураж театрального представления, а благодаря эффекту призрака Пеппера анимация буквально оказывается посреди пространства сцены.

Суть этой театральной технологии, изобретенной в начале XIX в., в проекции на стену призрачной фигуры живого актера, отраженного в стекле, расположенном перед зрителями. Стекло в праксиноскоп-театре, обрамленное театральным занавесом, совмещает отражение декораций и движущиеся по другую сторону фигуры, Зритель оказывается отгорожен от реального механизма, создающего иллюзию движения, и наблюдает через маленькое окошко волшебным образом ожившую сценку.

Позже на основе технологий прксиноскоп-театра и волшебного фонаря Эмиль Рейно устроит первые в мире коммерческие показы анимационных сценок, спроецированных на экран перед аудиторией. Вскоре его вручную нарисованные анимации из сотен кадров не выдержат конкуренции с дешевой съемочной и проекционной технологией братьев Люмьер, Рейно разорится и утопит свой оптический театр в Сене.

Теневое кино

Осенним днем 1824 г. видный английский ученый Питер Марк Роже зорким взглядом физиолога и математика приметил в обычном загородном пейзаже нечто такое, что взбудоражит умы ученых по всему миру.

В своем докладе Роже объяснил наблюдаемый оптический обман психофизиологическим эффектом инертности зрительного восприятия, описал математику процесса и выделил сущностные элементы, необходимые для возникновения иллюзии: смещение и забор. С помощью двух волшебных элементов стало возможно не только остановить и изогнуть катящееся колесо, но и привести в движение неподвижные изображения.

Всевозможные топологические преобразования забора и разнообразие взаимного перемещения элементов породили фенакистископы, стробоскопы, зоетропы и другие замысловатые устройства с причудливыми названиями. Их ряд венчает самое известное изобретение братьев Люмьер, в котором роль забора перед проматывающейся пленкой выполняет обтюратор.

Хотя некоторые считают кинематограф венцом творения, эволюция оптических игрушек продолжалась даже во время его победного шествия по миру. Так уже в начале XX в. на свет появляется теневой кинематограф, в котором сущностные элементы, ответственные за волшебство оживления картинок, снова обретают свою первоначальную форму: перед нами забор, за которым крутятся колеса уже моторизованной повозки.

Кинора

Подарив миру кинематограф, братья Люмьер, должно быть, не хотели, чтобы он остался единственным ребенком. Поэтому вскоре у него появилась младшая сестра — кинора.

В детстве многие делали рисунки на краях страниц блокнота — при быстром пролистывании они превращались в мультфильм. Кинора, в сущности, не что иное, как изощренный механизм для пролистывания таких блокнотов, и уникальность ее не в используемых технологиях, а в бизнес-модели.

Отношения кинематографа и киноры в начале XX в. похожи на отношения кино и домашнего видео в его конце. Подобно тому как формат VHS завоевал симпатии широкой публики благодаря дешевизне съемочного и воспроизводящего оборудования, кинора привлекала сравнительно низкой стоимостью, продаваясь по цене граммофона, и доступной любительской камерой, снимающей на бумагу вместо дорогой желатиновой пленки. Полученную бумажную ленту можно было отправить производителю по почте и получить назад готовый ролик для киноры с собственным фильмом.

Тауматропы

Вскоре после знаментого доклада Питера Марка Роже о том, как легко обмануть человеческий глаз, физик и астроном Джон Гершель спросил скучающего после обеда математика и изобретателя первого компьютера Чарлза Бэббиджа, может ли тот показать ему обе стороны шиллинга одновременно. Неудовлетворенный трюком Бэббиджа с отражением в зеркале, Гершель раскрутил монету на столе, и орел слился с решкой на глазах у ученых. Вскоре их друг, геолог Уильям Фиттон, вдохновленный зрелищем, изготовил бумажный диск с веревочками по бокам и изображением клетки на одной стороне и птицы на другой. Еще немного времени понадобилось на то, чтобы доктор Джон Пэрис запустил в производство набор аналогичных игрушек, названных тауматропами.

Разлетевшись по всему миру, эти несложные игрушки донесли знания о технологии обмана человеческого глаза до самых широких масс, запустив круговорот идей и изобретений. Игравшие в них дети вырастали и придумывали все более изощренные оптические игрушки и механизмы. А в наше время, когда сложность технологий давно вышла за пределы понимания любого отдельного человека, раскручивая своими руками тауматроп, мы снова ощущаем волшебство.

comments powered by Disqus