The Prime Russian Magazine

Люди много лет пытались придумать способ обучения во сне. На гипнопедию возлагали большие надежды, потому что идея была чрезвычайно привлекательна – включил запись лекции и заснул. И не нужно прилагать никаких дополнительных усилий, чтобы запомнить материал.

Когда-то давно в нашей лаборатории тоже изучали возможность обучения во сне. И один мой коллега защитил диссертацию на основе исследований, в которых показал, что как только у человека наступают первые признаки дремоты, то внешние сигналы, проходящие через уши, мозгом блокируются. Мозг во сне работает только с той информацией, которую успел получить в период бодрствования.

Механизмы сна чрезвычайно важны в сохранении следов памяти, образовавшихся в предшествующем бодрствовании, но обучение во время сна, видимо, невозможно.

Потом в различных исследованиях не раз было показано, что заучивание эффективно лишь в состоянии расслабленного бодрствования. Например, по новым данным американских исследователей, даже кратковременная дневная релаксация, при которой мы не погружаемся в сон, а только слегка дремлем, существенно усиливает когнитивные способности, запоминание и обучаемость. Но американцы пишут, что некоторым людям достаточно пяти-десяти минут. Я в этом сомневаюсь. По нашим данным, чтобы восстановиться, днем полезно поспать минут тридцать-сорок.

Новый материал хорошо воспринимается в стадии так называемого расслабленного бодрствования, когда нас ничто не отвлекает, когда мы спокойно сидим или лежим, может быть, даже с закрытыми глазами. Но как только наступает дремота, усвоение новой информации прекращается.

Сейчас у исследователей все больше результатов, свидетельствующих о положительной роли сна в запоминании информации, полученной в течение дня.

Почему это происходит – теорий, спекуляций полно. Единой точки зрения нет.

Что именно происходит с памятью при недостатке сна у людей, исследовать довольно сложно. Поэтому исследования часто проводят на животных: мышах, крысах, обезьянах. Благодаря этим экспериментам установлена некоторая связь между сном и восстановлением уровня белков, необходимых, как предполагается, для процессов памяти. После кратковременного сна лабораторные животные, как правило, лучше воспроизводят материал, усвоенный до сна, в сравнении с бодрствовавшими сородичами.

У некоторых людей такие эксперименты на животных вызывают удивление. Но на самом деле здесь нет ничего особенного. Память и сознание взаимообусловлены. У животных многие жизненно важные процессы схожи с нашими. Поэтому многие известные неврологические болезни людей моделируются на мышах. Или на других животных. Например, профессор биофака МГУ Зоя Александровна Зорина, блестящий специалист в области изучения поведения животных, много лет ставит удивительные эксперименты с участием птиц, собак и обезьян. Одно из замечательных достижений ее группы – доказательство способности птиц из семейства врановые (Cruidae), в которое входят вороны, грачи, галки, сороки, сойки и другие, к мыслительным операциям, считавшимся доступными лишь человекообразным обезьянам.

Вообще обучение, например, иностранному языку, требует вовлечения нескольких видов памяти – от декларативной памяти, которая позволяет нам сознательно воспроизводить информацию, основанную на знании определенных фактов, до процедурных двигательных программ, связанных с артикуляцией, запоминанием грамматических правил, и памяти, участвующей в подборе необходимых слов. По очереди работают эти виды памяти или одновременно, пока неизвестно. Возможно, именно здесь существенную роль играет последующий сон.

Однако определенная последовательность у процесса запоминания все-таки присутствует. Важнейшие из них: кодирование – создание модели запоминаемой информации в мозге, и консолидация – процесс перехода этой информации из кратковременной памяти в долговременную.

Во время консолидации нестабильный след запечатлевается на подкорке головного мозга. Это было показано еще до войны. Например, было замечено, что люди, пережившие инсулиновый шок, не помнили события нескольких предшествующих этому часов. И был сделан вывод, что некоторое время, довольно длительное, полученная нами новая информация существует в каком-то нестабильном состоянии и может быть утрачена.

Но если все стадии пройдены, и память перешла из кратковременной в долговременную, то это уже навсегда, след памяти можно извлекать. Тогда остается только проблема забывания. Забываем мы потому, что при повторном извлечении информации из памяти она вновь теряет свою стабильность, и тогда возникают различные искажения при ее воспроизведении.

Вместе с профессором Владимиром Борисовичем Дороховым и его сотрудниками из Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН мы проводили исследования влияния дневного сна на память. Мы предлагали нашим испытуемым заучить пары слов. Часть материала они учили дважды, а часть только один раз. Потом одна группа после обучения днем спала, а другая – нет. После тестирования в первом случае достоверной разницы в воспроизведении слов группами обнаружить не удалось. А вот слова, заученные один раз, спавшие помнили лучше, чем не спавшие. То есть, чтобы хорошо запомнить, неважно, когда мы спим – днем или ночью, важно, чтобы консолидация памяти прошла во время сна. Сон улучшает переход памяти из кратковременной в долговременную.

Современная система обучения недостаточно эффективна, так как совершенно не учитывает механизмов работы мозга. Специалисты знают, что для перехода информации из кратковременной памяти в долговременную необходимо около двух часов. О какой консолидации памяти может идти речь, если в течение дня школьник или студент получает огромный объем разнообразной информации по нескольким предметам, без какого-либо времени на усвоение. Но информация, полученная на одном уроке, препятствует запоминанию на другом.

Интересные эксперименты проводились в США с целью выяснения, какое влияние оказывают на память лишение сна и эмоции. Американские исследователи предлагали испытуемым заучить список слов, а на следующее утро сравнивали их воспроизведение у тех, кто спал ночью, и у тех, кто бодрствовал в течение полутора суток. Как и ожидалось, неcвыспавшиеся люди воспроизводили на сорок процентов меньше слов, чем те, кто спал. Это еще раз подтвердило, что формирование декларативной памяти под воздействием лишения сна нарушается. Но удивительным в этом эксперименте было другое. Когда предложенные к заучиванию слова разделили на эмоционально позитивные, эмоционально нейтральные и эмоционально негативные, то оказалось, что позитивные и нейтральные слова после бессонной ночи забываются, а негативные – нет. Из этого можно сделать вывод, что на нашу память влияют и сон, и эмоции. Причем негативно окрашенные события мы запоминаем гораздо успешнее, чем позитивные.

comments powered by Disqus