The Prime Russian Magazine

Пережив падение великой утопии коммунизма, неунывающее утопическое сознание было вынуждено переориентироваться, и — спрос порождает предложение — возник очередной ряд суррогатов истинной религии. Наиболее популярный эрзац религии в широких массах отнюдь не тот, что предлагается почтенным православием (потребляемым ныне в виде диковинного христианства, разбавленного до неузнаваемости бабушкиными пословицами и советами шаманов из глянцевых журналов). Нет, не православие теперь главный ловец душ, а, усвоенная часто вкривь и понаслышке, вялотекущая эзотерика в стиле «перерождения душ». Продвинутые удовлетворяют жажду духовного буддизмом и философией Дао и воскуряют ароматные палочки. Все алчут глубины! Хотя, нет, некоторые, наоборот, предпочитают возвышенное. Но всем, несмотря на эти разногласия, желанна мудрость Востока. Одним подавай «Путь Брильянтовой Огранки». Другие удовлетворяются «Тропинкой Лепестков Благоухания». Они знают много санскритских слов для обозначения тонких духовных реалий (реалий, как они полагают, напрочь отсутствующих в плоской европейской культуре).

Но не будем строги! Это хорошо, что на пестром рынке религий для духовного пищеварения стремительно растущее мещанство, тыкающееся, в какую бы религию податься, особой милостью удостоило тот восточный сироп, который известен то под видом влечения к Тибету, то как синдром Гоа.

Синдром их появления связан, само собой, с недоеданием утопий. Но обилие обращенных в сей прелестный ориентализм и в эти восточные эзотерические доктрины различных окрасов не симптом недостатка ума, а следствие изъяна вкуса, раз прихожане лам, харизматических гуру и коучеров не улавливают душок самой обычной пошлости, исходящей от их приторных «духовных практик» и «тренингов личностного роста». Можно ли винить эти «личности» (любимое слово) в слабом филологическом чутье, раз они не чувствуют фальши их медоточивости? Ибо только кромешная бесчувственность к Логосу может привести к потреблению этих высокопарных, обольстительных брошюрок. И —нутряная непринадлежность к европейской (греко-римско-иудео-христианско-романо-германо-англо-саксонско-русской) культуре, в отсутствие которой непритязательному человеку божий дар и яичница — едино.

Этот синдром Гоа, народившийся в культурно выхолощенной Америке и ознаменованный массовым переходом в экзотический мистицизм безмозглых голливудских звезд и футболистов, теперь добрался и до русской глубинки. Косит он бесхозные души и в приунывшей Европе. Казалось бы, здесь ты в эпицентре феноменально богатой культуры. Но нет, европейцы тоже радостно тянутся к чужим сокровищам: Египет с его ужас как загадочными пирамида-ми и ацтеки с их гороскопами, Индия духа с ее сокровенными чудесами ментального откровения – верят в ву-ду, гу-ру, ау-ру, дзен-бу, дзю-до, тао-дао, верят чарам-чакрам, сансарам и сенсеям, фэн-шую и… ну и лично мадам Блаватской. Чего только не попадает в широкий горизонт жадно читающих индивидуумов. Ездят консультироваться с ламами всех оттенков: вот где бушует перманентно «оранжевая революция».

Удручает не сам духовный адюльтер сынов (и дочерей особливо) Европы с прельстительными ганешами восточной индустрии для жаждущих духовного просветления, а их стойкая убежденность, что оное просветление — только там, а здесь пустота и музейная скука. Пошлы, разумеется, не сами по себе восточные мудрости: мудрости они везде одни и те же, разве что по-разному аранжированы, но любовь к восточному декору, к лукумной пудре. Адепты «брильянтовой огранки» будут долго препираться, если скажешь им, что нет ничего на хваленом Востоке, чего бы не было на Западе. Переселение душ? Откройте «Энеиду», песнь шестая, и у пифагорейцев, там же и вегетарианство. Нирвана? Откройте квиетистов и вспомните все прозрения о свободе воли от Августина и до Фенелона. Просветление? От анамнезиса Платона до Ареопаги-та и далее. Погружение в дхьяну? Практики исихастов и августинцев. Экстатическое восхождение к Надмирному и в сверхчувственные сферы? Пожалуйста: Ямвлих, святая Тереза. Всепримирение? Фома Аквинский. Совершенствование? Три пути Фомы Кемпийского. Всеобъясняющие мировоззрения? От досократиков до Канта и Гегеля. Шамбала? Элизиум.

И никаких — никаких! — глубочайших глубин, которым не нашлось бы эквивалента здесь, дома. Ну, тогда ссылаются на пользу для здоровья от йоги. Слуга покорный! Не полезней ли для самочувствия души, и особенно для физического благосостояния, чисто как упражнение, без единой ошибки сыграть «Трансцендентальные штудии» Листа?

Да и ведомо ли этой искучей братии, как бесконечно много таится в западной культуре, — несколько жизней не хватит, только бегло пролистать самое интересное, ознакомиться хотя бы по вершкам: одна английская литература — необозрима, да и русская тоже не шутит? Поэтому всякий раз изумляешься, чего же ищут наши любители духовной пищи на пресловутом Востоке. Простительное любопытство? Если бы. Нет, не столько из любопытства туда суются, но всегда с презрением отряхая прах бездуховного Запада от ног своих: оно только там, а здесь «пустота и музейная скука». А это уже позиция contra domum suam. Бьющая по репутации европейской духовной традиции. Почему в Гражданском кодексе нет статьи о диффамации целой культуры?

Их души вибрируют только при звуке «оммм» и надменно устремляются в глубины восточной мудрости, полагая по простодушию, что там им будет просветление. Греко-римскую философию они, разумеется, ни во что не ставят, зато прекрасно разбираются в инь-и-яне, ведах, тантрах, ман-трах, йогах, йогуртах, сгустках энергии, пранах, кармах, амулетах тау, дау, вау, махаянах, марихуанах и харизмах махатм.
Это не зазорно — интересоваться всем чужим, когда помнишь свое. Европа же — совершенно забытая собственными аборигенами цивилизация. Как иначе, когда за духовность с некоторых пор у нас прочно отвечает Индия, точнее, не-что индейское, сфабрикованное в богомерзкой Вест-Индии и оттуда же растекающееся: оккультистские брошюрки и музыка нью-эйдж и вся эта эзотерическая лавочка с восточными духовными пряностями для просветленных и посильно просветляющихся. Нет, максимум приемлемой для нас Индии содер-жится в творениях Киплинга, остальное — от лукавого.

Прозвучит парадоксально, но Европа – один из самых неизвестных, попросту игнорируемых континентов на планете. Фактически исчезнувшая цивилизация. Поди спроси любого европейца, кто такой Анакреон или Грюневальд и по-чему Мадонна всегда держит на руках мальчика, а никогда не девочку?

И что за люди такие голиарды и курфюрсты, ликторы и гоплиты, чернокнижники и белоподкладочники, легаты и прелаты, номиналисты и номенклаторы, пиетисты и исихасты, елизаветинцы и племя яху, ведутисты и маринисты, милленарии и хилиасты, инкубы и суккубы, мисты и иерофанты, монофизиты и гелиоцентрики, янсениты и иллюминаты, картезианцы и тамплиеры (ой нет, вот про этих знают решительно все, и откуда только что берут? и еще досконально знают, кто из великих был геем). Кто такие гностики и катары-альбигойцы, кортесы и кондотьеры с коннетаблями, эллинисты и экзегеты, миннезингеры и юрисконсульты, столпники и ваганты, палладианцы, гвельфы и гибеллины — что ни упомяни, пожмет плечами да разведет руками. Рассусоливают часами о Будде с Лао-цзы и Ци Байши, а не в зуб ногой о Гераклите, Юме и Гольбейне. Это забвение цивилизации самой себя, любовь к чужой экзотике – для судеб Европы опасность гораздо страшнее любого ислама.

comments powered by Disqus